На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

  1. Присоединение Галиции и Буковины к Австрии
  2. Конец Польши и присоединение Правобережной Украины к России
  3. Начатки возрождения в Западной Украине
  4. Начатки возрождения в Восточной Украине
  5. Идеи народности. Начатки сознательного демократизма
  6. Украинские кружки в российской Украине в 1830—1840-х годах
  7. Кирилло-Мефодиевское братство
  8. Галицкое возрождение и 1848 год
  9. 1848 год в Буковине и венгерской Украине и реакция 1850-х годов
  10. Новое движение в российской Украине
  11. Народничество и москвофильство в Галиции и на Буковине
  12. Киевская громада и указ 1876 года
  13. Украинская работа на галицкой почве в России в 1880-х годах
  14. Политическое движение в австрийской Украине и его национальный подъем в 1890—1900-х годах
  15. Первое раскрепощение российской Украины
  16. Перед войной
  17. Уничтожение украинства во время войны
  18. Российская революция и освобождение Украины
  19. Борьба за автономию Украины и федеративное устройство
  20. Украинская Народная Республика
  21. Украина самостоятельная
  22. Киевское восстание
  23. Война за независимость

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УКРАИНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

134. Украинская Народная Республика

Коалиционное правительство российское дало свое согласие на создание автономной украинской власти под давлением обстоятельств, под впечатлением контрреволюционной корниловской авантюры, в которой были замешаны некоторые его члены, вызванного ею кризиса и необычайно грозных военных обстоятельств (прорыв рижского фронта, угроза Петербургу и т. д.). Но когда ему при помощи разных маневров, как казалось, удалось подвести какой-то фундамент под свое существование (под маркой «демократического совещания», созванного в средине сентября), вся дальнейшая тактика этого правительства Керенского в отношении к Украине свелась к тому, чтобы свести на нет даже ту куцую автономную власть, которую оно признало своей же «инструкцией» и утверждением Генерального Секретариата. Оно игнорировало его в своих распоряжениях по Украине, поручило здешним учреждениям и дальше сноситься с российскими министерствами, минуя генеральных секретарей, от себя назначало высших руководителей края, не давало Генеральному Секретариату никаких возможностей для организационной работы, оставляло без внимания все его заявления и представления, тормозило его организационные мероприятия. Российский сенат, этот всеми забытый остаток старого устройства, пожелал напомнить о себе, отказавшись обнародовать инструкцию Генерального Секретариата, и формально это должно было лишить ее обязательного значения. Наконец это правительство задумало поднять руку на самое существование Генерального Секретариата и Центральной Рады. По случаю программы деятельности, предложенной Генеральным Секретариатом Центральной Раде, где Генеральный Секретариат, между прочим, упоминал о том, что он в ближайшее время возьмется за подготовку Украинского Учредительного собрания, правительство Керенского попробовало поставить это Украинское Учредительное собрание и вину Генеральному Секретариату и Центральной Раде. Киевскому прокурору поручено взяться за рассмотрение этого дела и принять против Генерального Секретариата и Центральной Рады меры наказания, а заодно вызвало генеральных секретарей в Петербург для объяснений по делу.

Это вызвало необыкновенное возмущение среди украинского населения и настроило весьма решительно его представителей, которые тогда, в 20-х числах октября, собрались на Третий военный съезд и полную сессию Центральной Рады. Однако неожиданно обстоятельства резко переменились. Коалиционное Временное правительство пало во время восстания, поднятого в Петербурге социал-демократами большевиками, а организованное ими правительство (Совет Народных Комиссаров) не находило признания ни в армии, ни в гражданском обществе. Российская республика впала в длительную анархию, области ее фактически отделились и вынуждены были жить своей жизнью и своими методами бороться с той разрухой, которая воцарялась под большевистскими призывами типа: «Вся власть Советам!» (Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов). Агенты коалиционного правительства в Киеве сначала, обвинив Центральную Раду, что она держится большевиков, хотели было заодно разбить и большевиков, и украинцев, напустив на них свои войска — козаков, чешские дружины, юнкеров и так далее. Это им не удалось, интрига раскрылась, представители старого правительства и те части, которые их держались, вынуждены были оставить Киев. И тогда в большевистских кругах появилось намерение свергнуть Центральную Раду по причине, дескать, ее буржуазности, осуществив это путем переизбрания и передачи всей власти на местах Советам рабочих и солдатских депутатов. Киев и вся Украина к концу октября оказались в угрожающем положении между этими двумя враждующими лагерями. В Киеве и других городах происходили вооруженные столкновения. Призрак кровавой усобицы навис над краем.

В этой ситуации создание единой сильной власти в крае стало насущной потребностью. Такие резолюции и были вынесены Центральной Радой, но этого было мало: единственной возможностью утверждения этой власти было подведение под нее государственного фундамента. Генеральный Секретариат не мог дольше висеть в воздухе как орган какого-то центрального правительства, которого не существовало — и не было даже надежды на его создание. Он должен был стать правительством Украинского государства. В этом направлении решительно высказался, уже в последних числах октября, военный съезд. С этого времени вопрос дебатировался во фракциях Центральной Рады, которые и сошлись во мнении, что Украинская Республика действительно должна быть провозглашена немедленно, но провозглашение не может ограничиться формальностью — одновременно должен быть вполне раскрыт демократический и социалистический характер обновленного Украинского государства. По соглашению фракций украинских социал-демократов и эсеров был выработан проект Третьего универсала Центральной Рады, который и был с некоторыми поправками принят и провозглашен Центральной Радой 7 ноября.

Он провозглашал Украинскую Народную Республику и вместе с тем уничтожение частной собственности на землю сельскохозяйственного значения, введение восьмичасового рабочего дня, контроля за продукцией, меры по установлению мира, амнистию за политические выступления, отмену смертной казни, реформу судопроизводства, и административной власти, введение национально-персональной автономии для неукраинских народностей. Это была грандиозная программа, к осуществлению ее, по крайней мере частичному, приложили усилия Центральная Рада и Генеральный Секретариат, сообща принимая меры к тому, чтобы провести выборы в Украинское Учредительное собрание, призванное повести государственное и социальное строительство уже не в революционных, а конституционных формах.

Давалось это все нелегко. Украина постоянно была в состоянии внутренней войны. Правительство Народных Комиссаров, которое на какое-то время укрепило свои позиции в Петербурге и Москве, на северном и западном фронте, призывало свои войска к борьбе с Центральной Радой или двигало части, признававшие его власть, на украинскую территорию с неопределенными, двусмысленными намерениями. Украинское правительство разоружало такие вражеские части и высылало их с Украины в интересах обеспечения порядка. По этой причине, а также потому, что украинское правительство, чтобы избежать усобицы, не пропускало большевистские войска на Дон, на козаков, а вместо этого свободно пропускало с фронта козацкие полки домой, правительство Народных Комиссаров заняло враждебную позицию по отношению к украинскому правительству, и в конце ноября начало настоящую, формальную войну против Украины.

Оно вменяло в вину генеральным секретарям Украины контрреволюционную политику, союз с донским атаманом Калединым и разными реакционными элементами. В ультимативной форме потребовало, чтобы украинское правительство пропустило большевистские войска через Украину, задержало донцов и признало власть Советов на Украине. Украинское правительство решительно не согласилось вести свою политику по указке народных комиссаров — бороться с теми, кого оно признает контрреволюционным, и подчинить органы самоуправления и администрации Советам рабочих и солдатских депутатов, которые уже успели обнаружить свою полную неспособность к управлению. Тогда большевистское правительство огласило Центральную Раду сборищем реакционных буржуазных и помещичьих элементов. Напустило на Украину своих агитаторов, которые распространяли демагогическое вранье о Центральной Раде и генеральных секретарях (например, говорили людям, что там одни генералы, потому и зовутся генеральными). Стало донимать Украину деньгами: прекратило высылку денег во всякого рода учреждения, так что украинское правительство вынуждено было спешным порядком приняться за выпуск собственных денег. Наконец начало формальные военные операции, обратив на Украину войска, которые могли двинуться с северного и южного фронтов, чтобы установить большевистскую власть и уничтожить Центральную Раду. Одновременно большевистские организации Украины созывали в Киев на первые дни декабря собрание делегатов Советов солдатских и рабочих депутатов в надежде, что на него можно будет вынести постановление о переизбрании Центральной Рады и таким образом свалить ее и украинское правительство.

Это покушение было предотвращено: к назначенному для съезда времени было созвано такое количество крестьянских депутатов, чтобы этот съезд стал подлинным выразителем воли украинцев, и этот пополненный крестьянскими делегатами съезд решительно встал на сторону Центральной Рады. Восьмая сессия Украинской Центральной Рады, созванная в середине декабря, выразила твердую и непоколебимую веру украинских граждан защищать авторитет своего правительства и суверенность Украинской Республики, которая уже фактически стала самостоятельной и независимой. Все усилия Центральной Рады и генеральных секретарей, направленные на то, чтобы противопоставить федеральную организацию тому фактическому распаду Российской державы, который начался уже благодаря большевикам, не приводили ни к чему. Народы и области России не решались формировать федерацию без участия наибольшего из членов — Великороссии, а та не изъявляла своей воли в этом направлении, отчасти из-за того, что была парализована большевистской анархией, отчасти же и в основном из-за того, что не могла избавиться от своих центристских привычек. Украинские призывы оставались без ответа. Надежды на федерацию не было, и потому украинскому народу приходилось утверждать свою государственность в формах политической самостоятельности. Украинский народ мог оградить себя от разлада и гибели только путем углубления и укрепления своей государственности и самостоятельности — чтобы не раствориться в том хаосе, который поднимался вокруг и грозил его поглотить.

Предыдущая - Главная - Следующая