На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

  1. Присоединение Галиции и Буковины к Австрии
  2. Конец Польши и присоединение Правобережной Украины к России
  3. Начатки возрождения в Западной Украине
  4. Начатки возрождения в Восточной Украине
  5. Идеи народности. Начатки сознательного демократизма
  6. Украинские кружки в российской Украине в 1830—1840-х годах
  7. Кирилло-Мефодиевское братство
  8. Галицкое возрождение и 1848 год
  9. 1848 год в Буковине и венгерской Украине и реакция 1850-х годов
  10. Новое движение в российской Украине
  11. Народничество и москвофильство в Галиции и на Буковине
  12. Киевская громада и указ 1876 года
  13. Украинская работа на галицкой почве в России в 1880-х годах
  14. Политическое движение в австрийской Украине и его национальный подъем в 1890—1900-х годах
  15. Первое раскрепощение российской Украины
  16. Перед войной
  17. Уничтожение украинства во время войны
  18. Российская революция и освобождение Украины
  19. Борьба за автономию Украины и федеративное устройство
  20. Украинская Народная Республика
  21. Украина самостоятельная
  22. Киевское восстание
  23. Война за независимость

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УКРАИНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

132. Российская революция и освобождение Украины

Гонения на украинство достигли своего апогея, когда в шевченковские дни в Петербурге произошли революционные столкновения.

Украинское петербургское общество играло в них немаловажную роль. Украинские революционеры, которые отыскали дорогу в учебную команду одного из запасных гвардейских полков, дали первый толчок для революционного взрыва, а в развитии событий украинские солдаты и рабочие сыграли первоочередную роль. И когда весть о падении царизма разносилась по России и Украине, украинские организации воспринимали ее как благовестие нового, подлинного раскрепощения — освобождения Украины.

Старая организация украинских прогрессистов (ТУП), которая продолжала свою деятельность и поддерживала связи в своей сети на протяжении всего лихолетья (от нее исходили, собственно, все организованные украинские выступления тех лет), выйдя из подполья, проявила инициативу в создании национального органа в Киеве в первые дни марта. По согласованию с разными киевскими кружками и группами такой орган и был учрежден под названием Украинской Центральной Рады; туда вошли представители партийных групп, кооперативов, рабочих, военных, культурных и профессиональных организаций для сплочения украинского гражданства независимо от партийной и групповой принадлежности, с целью добиться от правительства установления широкой национально-территориальной автономии в Российской федеративной республике.

Задача эта была нелегкой при недостаточных возможностях украинской прессы. После всех произошедших погромов и полного расстройства печати, вызванного войной, украинская пресса возрождалась постепенно, с конца марта (начиная возобновленной «Новою Радой», затем социал-демократической «Робітничою газетою», еще позднее, уже в мае, крестьянской «Народною волею» и разными более мелкими изданиями). Из-за такой неорганизованности украинской прессы оповещение украинских граждан о политических задачах данного момента шло весьма неудовлетворительно — через прессу российскую, почтой и телеграфом — очень неаккуратным в то время. Однако граждане были так насторожены, что с полуслова принимали всякие политические и организационные лозунги. Первые сообщения об учреждении в Киеве Центральной Рады послужили сильным толчком для организаций провинциальных, которые заявляли Центральной Раде, что признают ее своим верховным и руководящим органом, временным украинским национальным правительством, просят принять в свой состав их представителя и дать указания относительно работы на местах. Для того чтобы выяснить степень национального самосознания масс, украинская Центральная Рада назначила в Киеве на 19 марта проведение национальной манифестации, которая прошла величественно и явно продемонстрировала, что украинство вовсе не является принадлежностью какого-нибудь кружка интеллигентов, а действительно широко пошло в массы. На вече во время проведения этой манифестации были приняты принципиальные постановления: автономное устройство должно быть введено на Украине немедленно, затем соответствующие документы должны быть поданы на утверждение в Российское учредительное собрание, а Временное российское правительство обязано сразу же издать декларацию с признанием необходимости широкой автономии Украины, — чтобы прочно связать интересы украинского народа с интересами нового строя.

За этой манифестацией последовали большие съезды представителей со всей Украины. Ряд их открылся на Благовещенье съездом ТУП, который взял название Союза автономистов-федералистов. Потом на Пасху состоялся учительский съезд, а 6, 7, 8 апреля — украинский национальный — съезд, созванный Центральной Радой, чтобы провести новые выборы, придать Раде характер настоящего представительства всего организованного украинского народа и утвердить его политическую платформу. Двери съезда были распахнуты широко, принять участие в съезде дали возможность всевозможным объединениям, организациям и учреждениям, которые считали себя украинскими. Невзирая на трудные условия, в которых приходилось созывать этот съезд, был он многочисленным и интересным. Он собрал около 900 представителей с правомочными мандатами, множество крестьян и солдат и заложил прочные основы для дальнейшего благоустройства Украины. Новая Центральная Рада состояла из представителей от губерний, от военных, крестьянских и рабочих организаций; от культурных и профессиональных партий и товариществ. Программа этой организации вначале была оставлена чисто политической: введение национально-территориальной автономии в федеративной Российской республике, сознательно обходя остальные пункты, которые могли вызвать разногласия между представителями партий и групп. Однако месяц спустя Центральная Рада признала невозможным исключение из своей программы вопросов экономической политики, учитывая планы экономической централизации, предложенные российским Временным правительством. Решено было включить в программу охрану экономических интересов края и его трудящихся, определенные средние нормы, на которых должны будут сойтись мнения партий. Пополнение Украинской Центральной Рады представителями рабочих масс, произошедшее в начале июня, придало ей, наконец, выразительный социалистический лик, сделало органом трудящейся демократии и рядом с политическими требованиями твердо поставило требования экономико-социалистические.

Организационные задачи, поставленные Украинской Центральной Радой, программа украинизации жизни и общественного строя на Украине неожиданно для многих вызвали мощнейшие движения в войсках, которые послужили в ближайшие месяцы прекрасной закваской для украинского движения. Само по себе то, что организационная украинская волна сильнее всего прокатилась в военных кругах, отнюдь не было чем-то неожиданным — в войсках вообще собрался самый цвет, сама сила граждан, и в российской революции в целом войска проявили себя наиболее активно. Еще более неожиданным было как раз то, что это движение вылилось в борьбу за формирование новых украинских войсковых частей, реорганизацию особых армий. Поводом к этому послужило формирование польских легионов, начатое при старом режиме, что самое удивительное, именно на Украине: в Киеве и на его околицах, где подобный факт не мог не задеть чувств местного населения. Новооснованное военное Товарищество им. Полуботка в Киеве выступило с проектом организации украинских козацких полков по этому образцу. Было дозволено формировать такой полк из невоеннообязанных добровольцев, однако на этот призыв стали откликаться люди из войсковых частей, а во второй половине апреля на Киевском «распределительном пункте» собралось несколько тысяч солдат, которые заявили, что отправятся на фронт не иначе, как только в виде украинского полка. Местные военные власти и демократические неукраинские организации совершенно неоправданно раздули из этого целую проблему, говоря об угрозе фронту, обороне, революции, и своими резкими нетактичными оппозиционными выпадами и угрозами только подлили масла в огонь. В войсках началось огромное движение. Одна за другой прибывали в Украинскую Центральную Раду делегации от войсковых организаций все более многочисленных, а на военный съезд, назначенный на 5 мая, прибыли представители без малого от миллиона организованных украинских воинов. Второй военный съезд, назначенный месяцем позднее, имел еще более импозантное представительство, почти вдвое большей массы вооруженного украинского народа (1736 тыс. по подсчетам), и то особенно из фронтовых частей, невзирая на запрет проведения съезда военным министром.

Эти съезды впервые дали представление о подлинных размерах украинского движения. Всеукраинский крестьянский съезд, который состоялся в конце мая и собрал представителей приблизительно от тысячи волостей, также имел ценность в этом смысле, он выявил ту твердую почву, на которой зиждутся политические украинские требования. Украинская Центральная Рада, выдвигая требование широкой автономии Украины, могла рассчитывать на крестьянство и войска. Вооруженный украинский народ, рассеянный по всему фронту и тылу, отстаивая свои военные требования, одновременно выразил желание поддержать Украинскую Центральную Раду в ее общеполитических требованиях и ждал от нее решительной и определенной тактики. К его голосу присоединилось крестьянство, и их голоса не могли остаться неуслышанными Центральной Радой.

Предыдущая - Главная - Следующая