На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

  1. Присоединение Галиции и Буковины к Австрии
  2. Конец Польши и присоединение Правобережной Украины к России
  3. Начатки возрождения в Западной Украине
  4. Начатки возрождения в Восточной Украине
  5. Идеи народности. Начатки сознательного демократизма
  6. Украинские кружки в российской Украине в 1830—1840-х годах
  7. Кирилло-Мефодиевское братство
  8. Галицкое возрождение и 1848 год
  9. 1848 год в Буковине и венгерской Украине и реакция 1850-х годов
  10. Новое движение в российской Украине
  11. Народничество и москвофильство в Галиции и на Буковине
  12. Киевская громада и указ 1876 года
  13. Украинская работа на галицкой почве в России в 1880-х годах
  14. Политическое движение в австрийской Украине и его национальный подъем в 1890—1900-х годах
  15. Первое раскрепощение российской Украины
  16. Перед войной
  17. Уничтожение украинства во время войны
  18. Российская революция и освобождение Украины
  19. Борьба за автономию Украины и федеративное устройство
  20. Украинская Народная Республика
  21. Украина самостоятельная
  22. Киевское восстание
  23. Война за независимость

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УКРАИНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

124. Новое движение в российской Украине

Таким образом, и в России после разгрома Кирилло-Мефодиевского братства, и в Австрии после поражения революции 1848 года конец 40-х и 50-е годы стали временем глухой реакции, затишья и оскуднения украинской жизни. Но в России эта реакция как наступила раньше, так и окончилась раньше. После неудачной Крымской войны начались новые веяния; правительство принялось реформировать старые изжитые формы жизни, обнаружившие свою полную непригодность в последнем испытании. На очереди стало освобождение крестьян, освобождение всего населения от пут старого режима; общество пришло в движение, рвалось к новой жизни, и в этом общем возрождении ожили и придавленные украинские стремления. Кирилло -мефодиевцы, возвратившись из ссылки, собрались в Петербург и принялись снова за прерванные планы украинского возрождения. Особенно живую издательскую и организационную деятельность в это время проявил П.Кулиш, раньше других возвращенный из ссылки. Начав с издания этнографических материалов, собранных еще до ссылки, он затем принимается за издание украинских писателей, открывает новую звезду украинского слова – Марию Маркович (Марко Вовчок), собирает материалы для альманаха «Хата», выдержавшего два издания сразу (1860), наконец со своим шурином Белозерским приступает к изданию украинского ежемесячного журнала «Основа». Журнал этот, выходивший неполные два года, 1861—1862, на украинском и русском языках, имел чрезвычайно большое значение, впервые объединив сознательных украинцев в России в общих прогрессивных стремлениях.

Правда, смелые политические идеи Кирилло-Мефодиевского братства уже не зазвучали в новом органе. Трудно сказать, тяжелый ли опыт жизни и наказания, упавшие на головы членов братства, повлияли на склад их мыслей, или они считали неудобным останавливать внимание общества на таких далеких вопросах, которые к тому же в подцензурном журнале можно было рассматривать только в очень общих чертах, тогда как на очереди стояли вопросы такие близкие и для украинства существенные, как дело освобождения крестьян, организация новой общественной, экономической и культурной жизни крестьянства — т. е. это было осуществление социальной программы братства, хотя бы частично. Кружок «Основы», начавшей выходить как раз перед освобождением крестьян, посвящал особенное внимание указанным вопросам. Затем вслед за освобождением выдвинулся вопрос о народном образовании: украинская интеллигенция, особенно молодежь, принялась организовывать воскресные школы в городах, составлять украинские книги для школ и народного образования и собирать деньги для их издания. Одновременно с этим, совершенно неизбежно, возникли споры об украинском языке, о пригодности его к школьному и книжному, вообще к культурному употреблению. Приходилось защищать его от нападения чужих «общероссов» и своих «тоже малороссов», доказывавших, что украинцам совершенно излишне трудиться над развитием своего языка, ввиду того, что они могут пользоваться «общерусским», т. е. великорусским языком. И одновременно приходилось отстаивать самостоятельность украинских стремлений и от поляков, стремившихся втянуть украинцев в свои планы и интересы исторической Польши и рассматривавших Украину как свое историческое достояние. Костомаров энергично оборонял исторические права украинского народа, обосновывал с исторической точки зрения федеративный принцип, объяснял демократические традиции украинской истории. Он и Кулиш выступали главными защитниками украинской идеи в то время.

Перед этим живым делом отошли на дальний план старые мечты об объединении всех славян. Наоборот, крестьянский вопрос, занимавший также прогрессивное русское общество, сблизил с ним украинцев, которые раньше ближе стояли к русским консерваторам-славянофилам, а со стороны русских прогрессистов встречавших неприязненное и презрительное отношение (так, крупнейший представитель тогдашней русской прогрессивной интеллигенции Белинский в 1840 году весьма приязненно отнесся к произведениям Квитки, Шевченка, к деятельности Кирилло-Мефодиевского братства). Теперь прогрессивные представители русского общества в целом ряде вопросов почувствовали себя союзниками и единомышленниками украинцев и с своей стороны не раз выступали в защиту украинских нужд. Так, петербургский комитет грамотности в 1862 году обратился к правительству с ходатайством о введении в народных школах Украины преподавания на украинском языке, а между рекомендованными комитетом книгами для народного чтения было даже больше украинских, чем русских. Русские писатели проявляли значительный интерес к украинской литературе и даже галицким сторонникам книжного славяно-русского языка давали советы бросить мертвый язык и держаться живого народного украинского языка.

Это живое и плодотворное украинское движение, однако, скоро встретило новые препятствия со стороны правительства. Хотя украинцы стояли в совершенно враждебных отношениях с помещиками-поляками, выступавшими с доносами против народнических украинских стремлений и против своих людей, переходивших на сторону украинского движения (напр., против кружка Антоновича и др.), однако враги украинства представляли последнее продуктом польской интриги, и правительство поверило наговорам, что украинцы будто бы стоят в союзе с поляками. Под впечатлением вспыхнувшего в это время польского восстания (1863) репрессии и запрещения обрушились на украинское слово и на всякие украинские начинания. «Основа» сама прекратилась в конце 1862 года, другие издания подверглись приостановкам и запрещениям. Запрещались украинские книжки для школы и народного чтения. Украинские деятели подвергались арестам и ссылкам.

Наконец вышло распоряжение министра внутренних дел (Валуева), направленное против украинского слова вообще. Он ссылался на то, что «большинство малороссиян весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может», — вызывают украинское движение в своих интересах поляки; поэтому министр в будущем поручает цензуре пропускать только беллетристику, а книг научных и предназначенных для народа не разрешать к печатанию. Напрасно тогдашний министр просвещения (Головин) указывал, что нельзя запрещать книг независимо от их содержания, за самый только язык, на котором они написаны. Запрещение все-таки осталось в силе, а к нему присоединился и синод, запретив Св. Писание на украинском языке, а цензура, подделываясь под настроения министерства, перестала пропускать и беллетристику. Начавшееся украинское движение таким образом было сразу приостановлено и придавлено, как раз когда стало получать силу. Но в результате это привело только к тому, что начавшееся движение перебрасывается в Галицию: в первый раз за столько веков начинается возвратное культурное движение из Восточной Украины на запад, в Галицию, между тем как раньше, под давлением польского господства, более живые элементы из Западной Украины отливали на восток. Теперь условия украинского движения на востоке стали тяжелее, чем в Галиции под австрийским господством, и начинается движение с востока на запад.

Предыдущая - Главная - Следующая