На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

  1. Присоединение Галиции и Буковины к Австрии
  2. Конец Польши и присоединение Правобережной Украины к России
  3. Начатки возрождения в Западной Украине
  4. Начатки возрождения в Восточной Украине
  5. Идеи народности. Начатки сознательного демократизма
  6. Украинские кружки в российской Украине в 1830—1840-х годах
  7. Кирилло-Мефодиевское братство
  8. Галицкое возрождение и 1848 год
  9. 1848 год в Буковине и венгерской Украине и реакция 1850-х годов
  10. Новое движение в российской Украине
  11. Народничество и москвофильство в Галиции и на Буковине
  12. Киевская громада и указ 1876 года
  13. Украинская работа на галицкой почве в России в 1880-х годах
  14. Политическое движение в австрийской Украине и его национальный подъем в 1890—1900-х годах
  15. Первое раскрепощение российской Украины
  16. Перед войной
  17. Уничтожение украинства во время войны
  18. Российская революция и освобождение Украины
  19. Борьба за автономию Украины и федеративное устройство
  20. Украинская Народная Республика
  21. Украина самостоятельная
  22. Киевское восстание
  23. Война за независимость

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УКРАИНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

122. Галицкое возрождение и 1848 год

В Галиции первый кружок, который довольно сознательно стал на национальной почве, известен нам в Перемышле, среди местного духовенства, в конце второго десятилетия XIX в. Здесь было основано упомянутое уже общество для распространения просвещения в народе; из кругов здешнего духовенства вышла первая известная записка в защиту равноправия и культурной ценности украинского языка, когда возник вопрос об обучении в школах на украинском языке; отсюда вышла известная нам организация украинских школ. Однако этот перемышльский кружок еще не имел вполне ясного понятия о значении народной украинской стихии и стоял на распутье между нею и книжным славяно-российским языком. Потому что книжная украинская традиция не была в Галиции задавлена чужими запретами и мероприятиями, как на Украине российской; она была здесь сильнее и становилась препятствием для перехода к живому народному языку. В 1820-х годах этот вопрос еще не ставился остро; авторы первых грамматик из перемышльского кружка склоняются к народному языку, но считают необходимым «очищать» его от простонародной грубости и приближать к старому книжному и церковному языку. Затем в 1830-х годах обнаруживаются уже два определенные течения: против защитников книжной традиции выступают сторонники живого народного языка, горячо отстаивая его от книжных искажений и требуя для него литературной и грамматической обработки. Здесь сказывались уже влияния славянского возрождения, и еще более — литературных опытов на чистом народном языке Восточной Украины, какими не могла до сих пор похвалиться Галиция вследствие того, что здесь книжная украинская традиция не была разорвана и своим существованием задержала литературное употребление народного языка. Против автора первой печатной венгерско-украинской грамматики Михаила Лучкая, из венгерской Украины, склонявшегося к книжному церковному языку, и автора первой печатной галицкой грамматики Иосифа Левицкого, стремившегося не только держаться старого украинского книжного языка, но приблизиться к книжному великорусскому - в роли защитника народного языка довольно решительно выступил Иосиф Лозинский. Затем еще более решительно становится на украинскую народную почву кружок молодых богословов, собравшийся в львовской семинарии в 1830-х годах.

Эта украинская молодежь находилась уже под непосредственным влиянием возрожденной украинской литературы России 1820—1830-х годов и под воздействием современного славянского возрождения и современной польской революционной агитации. Ее интересы развивались в направлении прогрессивном И народническом, в духе романтического народничества российской Украины. Она также интересуется историей и этнографией своего народа, собирает песни и предания и пробует свои силы в литературной работе, приближаясь к украинским образцам, живо сознавая единство украинского народа по обе стороны российско-австрийской границы. Симпатичный поэт Маркиан Шашкевич является первым народным поэтом Галиции, и позднейшее украинское национальное («народовецкое») движение Галиции признало его своим первоначальником и патроном. На долю Якова Головацкого выпало быть первым патентованным ученым галицкой Украины — профессором украинского языка на вновь основанной кафедре Львовского университета. Третий член этой «руської трійці» Иван Вагилевич занимался историей, этнографией, словесностью — всем понемногу. Но деятельность этого кружка не развивалась беспрепятственно. За последние десятилетия отношение официальных кругов к украинскому вопросу успело решительно измениться. Австрийские власти, имевшие довольно забот с тогдашними польскими революционными течениями, боялись новых хлопот еще и с украинским движением. В духовных униатских кругах, которым передана была цензура украинских книг, также господствовало реакционное направление, неприязненно и подозрительно относившееся к народному элементу в литературе. Книги даже самого цензурного содержания — религиозно-нравственные сочинения, хвалебные оды в честь австрийского дома — запрещались только потому, что язык их был не чисто славянский или вместо славянского печатались гражданским шрифтом. Начинания «руської трійці» были приняты здесь подозрительно и враждебно. Первый альманах «Зоря», приготовленный для печати кружком Шашкевича в 1834 году, эта духовная цензура запретила. Составлен был еще более осторожный новый сборник, состоявший из народных песен и преданий, собственных стихотворений и научных статей членов кружка. Этот второй сборник под названием «Русалка Дністрова» напечатан был уже в Пеште, в Венгрии, чтобы обойти галицкую цензуру. Но и это не помогло: когда книга прибыла во Львов, цензура арестовала ее целиком, и только в 1848 году удалось освободить ее из-под ареста. На авторов обрушились различные неприятности. Слабый здоровьем Шашкевич не выдержал их и умер в бедности приходским священником в бедном, глухом селе; Вагилевич искал заработка у польской аристократии. Галицкие реакционеры могли считать, что вконец задавили украинское движение.

Но налетел бурный 1848 год, и сейчас изменил все. Европейская революция нашла сильный отклик в австрийских землях, вызвав более или менее значительные движения; в Галиции поляки начали подготовлять восстание для восстановления Польши. Австрийское правительство тогда снова вспомнило галицких украинцев и пошло им навстречу, ища их поддержки, чтобы ослабить польское движение. На очередь ставятся такие вопросы, как разделение Галиции (механически и совершенно случайно связанной из украинских и польских земель) на части украинскую и польскую; как введение в украинской Галиции украинского языка в высших и низших школах; как освобождение украинского крестьянства из-под власти польских панов, — все то, над чем задумывалось еще в 1770—1780-х годах правительство Марии-Терезии и Иосифа II, а затем так основательно забыло, подпав под влияние польской шляхты и своих собственных реакционеров. Галицкие украинцы подняли голову и зашевелились. Планы польских революционеров о восстановлении Польши им вовсе не улыбались, и только небольшая часть молодежи, в особенности украинской интеллигенции, пошла с поляками на их призыв «за нашу и вашу вольность». Большинство ее начало организовывать украинское население в защиту своих национальных интересов вразрез с поляками, пользуясь сочувствием и поддержкою австрийской администрации: прославленного галицкого наместника Стадиона, о котором поляки потом говорили, что это он выдумал галицких русинов-украинцев, а раньше их вовсе не было. Основано было политическое общество «Головна Рада», своего рода украинское национальное правительство, имевшее выяснить и представить центральному правительству политические и национальные нужды украинцев, а в качестве органа его начала выходить газета «Зоря Галицька». В противовес польским революционным отрядам организована была украинская гвардия, украинские батальоны стрелков. Осенью 1848 года был созван «Собор руських учених» — конгресс сторонников культурного и национального развития галицкой Украины с целью выяснить культурные и национальные нужды и выработать программу дальнейшей деятельности для развития украинского народа.

Этот «Собор» решительно стал на национальную украинскую почву, вполне определенно отделяя украинскую народность, с одной стороны, от польской, а с другой — от великорусской, с которой смешивали ее различные сторонники книжного «славяно-российского языка», не умея отличить его от народного украинского. «Собор» считал необходимым, чтобы была выработана однообразная грамматика и однообразное правописание, согласное с свойствами украинского языка и независимое от грамматики и правописания польского и русского, для всего «руського народа в Австрии и России» («руським» галицкие украинцы продолжали называть свой украинский народ и язык). Далее «Собор» решил, что в галицких школах необходимо должен быть введен украинский язык, а для развития украинской литературы было основано просветительное общество, по образцу чешской «Матицы», Он поддерживал требование, чтобы украинская часть Галиции была отделена от польской, и ряд других подобных мероприятий. Это был очень важный момент в галицкой жизни, и недаром Антон Могильницкий — наиболее крупная литературная сила этого времени — обращался к «Собору» с патетическими, хотя по теперешней оценке довольно нескладными стихами:

 

Як орли смілі в гору ся взбиваймо,

Минаймо здаля принади і сіти,

Скрізь густі хмари світла добиваймо,

Щоб раз зажжене не далось згасити.

А хоть не раз ще густо тьми залива

Примрачить світла лице нам любезне —

Вийде наверх, як на воді олива,

Пред тхом правди ложка гущ ісчезне.

 

Правительство шло навстречу украинским пожеланиям. Оно обещало ввести украинский язык во всех учебных заведениях, в гимназиях и университете, серьезно думало о разделении Галиции, и в 1850 году действительно был издан закон, разделявший Галицию на национальные территории, однако он не получил осуществления. Зато большое значение имело и произвело глубокое, бодрящее впечатление на украинское общество провозглашенное в 1848 году упразднение крепостного права и освобождение крестьян из-под власти помещиков.

Предыдущая - Главная - Следующая