На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

  1. Ограничение гетманского правления
  2. Первое упразднение гетманства. Полуботок
  3. Восстановление гетманства и гетман Апостол
  4. Вторая отмена гетманства
  5. Гетманство Разумовского
  6. Строй и общественные отношения Гетманщины
  7. Слобожанщина
  8. Культурная жизнь Восточной Украины — литература и школа
  9. Национальная жизнь Восточной Украины
  10. Упадок украинской жизни в Западной Украине
  11. Закарпатские земли
  12. Правобережная Украина
  13. Гайдаматчина
  14. Колиивщина
  15. Окончательная отмена гетманства
  16. Уничтожение Сечи
  17. Конец Гетманщины

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УПАДОК КОЗАЧЕСТВА В УКРАИНСКОЙ ЖИЗНИ

114. Конец Гетманщины

Уничтожив Запорожскую Сечь, правительство приступило к окончательной ликвидации Гетманщины. Осенью 1780 года царским указом было объявлено, что в Гетманщине будет введено такое же губернское управление, как и в России. Уже раньше, при формировании Новороссийской, а затем Азовской губерний, в состав их был включен соседний Полтавский полк и часть Миргородского. Теперь же вся Гетманщина должна была переформироваться в российские губернии, и Румянцеву было поручено разработать план этой реформы. На следующий год были уничтожены малороссийская коллегия, генеральный суд, центральные войсковые и полковые управления; Гетманщина была разделена на три наместничества: Киевское, Черниговское и Новгород-Северское; назначены наместники и учреждены суды и палаты по российскому образцу: на место войскового суда палаты уголовная и гражданская; в каждой губернии вместо прежних судов городских и земских — суды уездные; вместо войскового скарба — казенные палаты; для дел городских — губернские магистраты и т. д. Малороссийская коллегия и войсковой суд оставлены были временно только для окончания незаконченных дел; полковые канцелярии оставлены для военных нужд полка впредь до реформы полкового устройства; также разные учреждения, которые замещались выборными дворянскими депутатами, должны были еще ждать дальнейших распоряжений касательно «разбора дворянских прав» украинской старшины.

Дальнейшие распоряжения только довершили это переустройство украинских порядков по имперскому образцу. В 1783 году отменена была козачья служба и козачьи полки: они заменены были карабинерскими полками, как раньше слободские полки были заменены гусарскими. Полковники были освобождены от службы с производством в бригадирский чин; прочей старшине предоставлено по ее желанию — служить в новых регулярных полках или отказаться от службы; козаки сохранялись как особый разряд военно-служебного свободного крестьянства, из которого комплектовались эти новые полки. Все прочее крестьянство приравнивалось к крестьянству империи. Уже перед тем, в 1763 году, российское правительство издало указ против свободного перехода крестьян, находя его вредным для их благосостояния — так как вследствие этих переходов крестьяне не могут вести успешно своего хозяйства; ввиду этого на будущее время воспрещалось переходить от одного помещика к другому без письменного согласия своего помещика. Этим указом помещики воспользовались для того, чтобы укрепить и увеличить свою власть над крестьянами, а крестьяне, обеспокоенные этими мерами к окончательному закрепощению, еще в большем числе начали переходить и убегать от своих помещиков. Тогда указом 1783 года, при введении нового обложения на Украине, крестьянам было уже совершенно запрещено выходить из того поместья, где их застала ревизия, — чтобы не было путаницы в казенных сборах. Этим завершилось закрепощение украинского крестьянства; оно было подведено под «общие государственные постановления» — под те законы, на которые опиралось тогдашнее крепостное состояние в империи.

В том же году украинские города были уравнены с московскими городами, а старшина украинская — с московским дворянством. Указано, какие войсковые чины и должности дают права дворянства, и таким образом старшина резко отделена была от рядового козачества, в качестве особого сословия. Наконец, всякого рода ограничения церковной автономии завершены были в 1786 году отобранием монастырских и епископских поместий; для монастырей введены были штаты: было указано, сколько монахов должно быть в каждом и какое содержание назначается ему из государственного казначейства, а монастырские поместья отобраны были в казну.

Молча приняло украинское общество это окончательное упразднение старого строя. Некоторые стороны новой реформы — как признание дворянских прав или окончательное закрепощение крестьян — могли даже нравиться старшине; многие жадно ожидали при этом упразднении разных наград и пожалований всем правительственно-послушным и старались попасть на открывшиеся новым строем должности, стремились к чинам и богатому жалованью, как предвидела императрица. И эта старшинская аристократия понемногу забывала свою старую Гетманщину, утешаясь достатками, богатством, какое приносил им обеспеченный новыми порядками крепостной труд, или же, вздыхая по старине, тем не менее старательно заботилась о служебной карьере в новых условиях, у нового начальства. И действительно, как рассчитывала Екатерина, среди этой погони за карьерой испарялись старые стремления к вольности, к политическим правам.

Только украинский народ не находил себе утешения в своем крепостном рабстве. Правительство обещало ему с новыми порядками свободу от старшинских беззаконий, от «малых тиранов» — помещиков, а на деле эти новые порядки упрочили с небывалой до того силой безграничную власть помещиков над крестьянином, из которой не было уже ему ни выхода, ни просвета. И свое глубокое разочарование народ излил в известной песне о царстве неправды:

 

Нема в світі правди, правди не зіскати,

Бо тепер неправда стала правдувати.

Уже тепер правда в панів у темниці,

А щира неправда з панами в світлиці!

Уже тепер правда в панів у порога,

А щира неправда сидить кінець стола!

Уже тепер правду ногами топтають,

А щиру неправду медом напувають.

Десь ти, правдо, вмерла чи ти заключена,

Що тепер неправда увесь світ зажерла!

Тільки в світі правди що рідная мати.

Де би ми її могли в світі одіскати?

Ой орлице-мати! Де ж тебе нам взяти?

Тебе ні купити, ані заслужити!

Коли б тебе, правдо, в світі увидіти,

Орловими крильми раді б ми летіти!

Ох як же тим діткам без матері бути?

Та щодня заплачуть, не можуть забути!

Вже ж бо кінець віку отже приближився:

Хоч рідного брата тепер стережися.

І з ним на суд стати — правди не зіскати,

Тільки сріблом-златом панів насищати.

Хто по правді судить, то того карають,

А хто не по правді, того поважають.

 

Предыдущая - Главная - Следующая