На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

  1. Ограничение гетманского правления
  2. Первое упразднение гетманства. Полуботок
  3. Восстановление гетманства и гетман Апостол
  4. Вторая отмена гетманства
  5. Гетманство Разумовского
  6. Строй и общественные отношения Гетманщины
  7. Слобожанщина
  8. Культурная жизнь Восточной Украины — литература и школа
  9. Национальная жизнь Восточной Украины
  10. Упадок украинской жизни в Западной Украине
  11. Закарпатские земли
  12. Правобережная Украина
  13. Гайдаматчина
  14. Колиивщина
  15. Окончательная отмена гетманства
  16. Уничтожение Сечи
  17. Конец Гетманщины

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УПАДОК КОЗАЧЕСТВА В УКРАИНСКОЙ ЖИЗНИ

103. Строй и общественные отношения Гетманщины

Из предыдущего мы знаем в главных чертах строй украинской Гетманщины, как он сложился в половине XVII в. (см. особенно гл. 83). Войсковое деление на полки и сотни со временем перешло на территорию, стало делением последней на полковые и сотенные округа, а затем, когда уничтожено было польское управление, это козацкое устройство заняло место последнего и стало приобретать характер общего управления. Однако не так легко было этому военному, приспособленному больше к военной мобилизации, чем к административным делам строю перейти в систему такого общего, всесословного, общеземского управления. Над этим нужно было много поработать, и лучшие представители украинской старшины работали в этом направлении усердно, сознавая нужды и запросы общего управления, — но мы видели, какие трудности встречали они на этом пути со стороны российского правительства, имевшего в виду вовсе уничтожить автономный украинский строй под предлогом его непорядков и поэтому совершенно не желавшего его улучшения. Полуботок погиб из-за своих реформ; Апостол в свое короткое правление успел только кое-что сделать в этом направлении, а затем наступили тяжелые времена великороссийского правления, когда новые правители и всякие посторонние великорусские власти, военные и гражданские, своими вмешательствами и распоряжениями, часто противоречивыми и невозможными, окончательно запутывали украинское управление.

В центральном управлении всей Гетманщины вначале сформировались два высших правительственных учреждения: одно — войсковая или генеральная канцелярия, другое — генеральный суд. Войсковая канцелярия заведовала делами войсковыми и общеадминистративными, во главе ее стоял войсковой (генеральный) писарь. После смерти Апостола она объединилась с правящей коллегией, как высшее управление, под названием генеральной войсковой канцелярии. В войсковом суде судил войсковой судья, сначала единолично, а затем, как уже знаем, этот суд получил характер коллегиальный: явились заседатели, и так образовался позднейший генеральный суд. При выборе Апостола была выделена в особое управление еще войсковая казна («скарб»), которой заведовали два «подскарбия»; счетоводство вела особая «скарбовая канцелярия», а при ней в виде государственного контроля «счетная комиссия». Наконец была еще особая артиллерийская канцелярия под управлением обозного, заведовавшая войсковой артиллерией и определенными на ее содержание имениями и доходами.

Войсковая рада перестала собираться уже со времен Самойловича; некоторое воспоминание о ней оставалось только при избрании гетмана, и то лишь в виде простой формы. Все важнейшие дела решала рада старшины, созываемая гетманом; дела текущего управления или не терпевшие отлагательства решались совещанием гетмана с наличной генеральной старшиной и полковниками.

После того как Правобережная Украина отошла к Польше, Гетманщина разделялась на 10 полков: Стародубский, Черниговский, Киевский, Нежинский, Прилукский, Переяславский, Лубенский, Гадячский, Миргородский и Полтавский. Полки и теперь были неодинаковы как по своей величине и населению, так и по числу козаков, значившихся в них. Так, например, в 1723 году в Нежинском полку было 19 сотен и в них без малого 10 тысяч козаков (6566 конных и 3379 пеших), в Киевском 8 сотен и в них неполных 3 тысячи козаков (1657 конных и 1269 пеших). Всего в десяти полках было тогда 114 сотен и около 50 тысяч козаков. В 1735 году правительство выделило для действительной войсковой службы из козаков «выборных», более состоятельных, разделив их пропорционально по полкам, а остальных козаков назначило в «подпоможчики» выбранных; однако позже вышло так, что эти «подпоможчики», наоборот, служили службу на счет более состоятельных выборных.

Высшая власть в полку принадлежала полковнику. Хотя в каждом полку существовали должности, соответствующие должностям «генеральным» целого войска (обозный, судья, писарь, есаул), но они не имели особого значения в управлении, и вообще в XVIII в. власть и сила полковников чрезвычайно возросли. С того же времени, как московское правительство окончательно взяло в свои руки назначение полковников и воспретило гетману сменять их без царской воли, значение полковников поднялось еще более, и власть гетмана с генеральной старшиной над полковниками в действительности была очень невелика. С другой стороны, в полковом управлении, так же как и в войсковом, утратило всякое значение рядовое козачество. Самоуправление осталось только в козачьих общинах. Даже сотников обыкновенно назначали своей властью полковники, хотя по закону сотника или кандидатов на сотничество должна была избирать сама сотня; впрочем, это право выбора признавалось не за сотенными козаками, а за сотенной старшиной, и если выборы происходили, то производились этой последней.

Таким образом, от козацкого самоуправления не осталось почти ничего, и если вообще и осталось еще какое-нибудь самоуправление в делах, выходивших за пределы сельской или городской общины, то было оно всецело старшинским, — лежало в руках старшинских родов, которые под названием «товарищей бунчуковых», «значковых» и «значных войсковых» составили наследственный привилегированный класс — «шляхетство», как оно себя называло, и все гетманское управление XVIII в. имеет характер аристократический, панский (старшинский).

В полной зависимости от него находились городские общины. Меньшие, так называемые «ратушные», подчинялись непосредственно полковой и даже сотенной администрации; большие, так называемые «магистратские», т.е. имевшие полное магистратское управление по немецкому праву, считались независимыми не только от полковников, но и гетману подчинялись лишь в некоторых делах (таких городов в средине XVIII в. насчитывают десять). Но и ими распоряжаются полковники довольно самовластно. Духовенство, хотя и подчинялось непосредственно синоду через своих владык — в действительности также находилось в сильной зависимости от старшины. О рядовом козачестве и посполитых (панских) подданных нечего и говорить, — они находились в полной власти старшины.

Последнее господство старшины под «региментом» Разумовского вообще развило до крайних границ и утвердило этот старшинский характер Гетманщины, начавший сказываться уже перед тем, с конца XVII в. Стараясь по возможности упорядочить и завершить общественно-политическое устройство Гетманщины, старшина созидала его на своих панских основах и, развивая принципы старшинских прав, разрушала окончательно остатки старого демократического строя. Сильно повлияли при этом на эти стремления старшины также законодательные памятники, унаследованные ею от старого строя и за недостатком своего писаного права превратившиеся в сборники обязательного права.

Выше было упомянуто (гл. 92), что обычное украинское право, по которому должен был производиться суд во всех судебных установлениях, не было кодифицировано и поэтому суды обращались к помощи сборников права, какие были под рукой и сохранялись в городских судах - к магдебургскому праву а также к Литовскому статуту, и то не в первой редакции более близкой к местному праву, а в позднейших редакциях 1566 и 1588 годов, глубоко проникнутых влияниями польского шляхетского строя и права. Хотя к этим сборникам обращались по вопросам права гражданского и уголовного, но при общем шляхетском их характере шляхетские принципы, которыми были проникнуты их постановления, приобретали все большую силу, особенно по мере того, как росло значение Литовского статута как источника права Гетманщины.

Когда по возобновлении гетманства в 1727 году, на основании «решительных пунктов», была собрана комиссия украинских юристов, чтобы свести в одно целое украинские законы, эта комиссия, вместо того чтобы заняться записью народного права — того, что считалось справедливым и законным самим народом, — положила в основание своей работы эти же готовые сборники права, употреблявшиеся в судах украинских: Литовский статут и магдебургское право. Из них составила она свой сборник законов, оконченный в 1743 году и названный: «Права, по которым судится малороссийский народ». Хотя этот сборник не был утвержден правительством, но кодификационная работа комиссии укрепила еще более значение статутов магдебургского права, и правительство Разумовского главнейшею своею задачею поставило провести в жизнь постановления Литовского статута о судоустройстве и судопроизводстве во всей полноте. Один из ученейших украинских юристов того времени Федор Чуйкевич предложил в 1750 году новому гетману записку под заглавием «Суд и расправа в правах малороссийских» и, указав в ней недостатки и пробелы украинского судоустройства, предложил план реформы его в духе Литовского статута. В таком направлении действительно была проведена реформа в последние годы правления Разумовского. Генеральный суд дополнен был выборными депутатами от полков, по образцу польского трибунала. Суды полковые были превращены в суды городские и должны были отправляться по образцу польских старостинских судов. Для дел гражданских и поземельных заведены поветовые суды подкоморские и земские, из выборных шляхетских (старшинских) судей. Гетманщина была разделена на 20 таких «поветов».

Правда, эта реформа не просуществовала долго, но она характеризует общее направление старшинских стремлений. Приняв за действующее право Литовский статут, старшина при каждом случае проводила в жизнь те принципы сословности и шляхетских привилегий, какими проникнут Литовский статут. Старшина рассматривает себя как шляхетское сословие (этот термин — «малороссийское шляхетство» — с середины XVIII в. входит все более в употребление в официальном языке). Прилагая к себе постановления Литовского статута о шляхетских правах и привилегиях, старшина претендовала на такие же права в украинском строе и жизни, какими пользовалась шляхта польская. И подобно тому, как реформировался старый войсковой строй Гетманщины, наподобие шляхетского строя Польши, — так же точно проводились понятия о шляхетских привилегиях старшины в право имущественное, в отношения поспольства к панам, в положение крестьян — точнее, в крестьянскую бесправность. Из этого очень многое уцелело и по уничтожении гетманства. Так, разные постановления гражданского права, взятые из Литовского статута, еще и до сих пор имеют силу в старой Гетманщине — теперешних губерниях Черниговской и Полтавской, как здешнее местное право; а понятия о шляхетских правах старшины над поспольством сильнейшим образом повлияли на весь общественный уклад Гетманщины.

Предыдущая - Главная - Следующая