На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

  1. Ограничение гетманского правления
  2. Первое упразднение гетманства. Полуботок
  3. Восстановление гетманства и гетман Апостол
  4. Вторая отмена гетманства
  5. Гетманство Разумовского
  6. Строй и общественные отношения Гетманщины
  7. Слобожанщина
  8. Культурная жизнь Восточной Украины — литература и школа
  9. Национальная жизнь Восточной Украины
  10. Упадок украинской жизни в Западной Украине
  11. Закарпатские земли
  12. Правобережная Украина
  13. Гайдаматчина
  14. Колиивщина
  15. Окончательная отмена гетманства
  16. Уничтожение Сечи
  17. Конец Гетманщины

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УПАДОК КОЗАЧЕСТВА В УКРАИНСКОЙ ЖИЗНИ

102. Гетманство Разумовского

Все эти обстоятельства чрезвычайно тяжело отражались на народной жизни. Украина была вконец разорена. Министр Волынский, переезжая через Украину в 1737 году, писал тогдашнему правителю Бирону, что до самого въезда своего в Украину он не предполагал, что она так могла опустеть и такое множество здешнего народа погибло, а теперь столько выгнано на войну, что не осталось даже достаточного количества рабочих рук, чтобы посеять хлеба для пропитания; и хотя думают, прибавляет Волынский, что так много земли осталось незасеянною, благодаря упорству населения, но если рассудить по совести, то и некому работать и нечем — столько волов закуплено и погибло их в подводах, а теперь еще и сверх этого из одного Нежинского полка взято в армию 14 тысяч волов, а сколько из других полков взято, того точно сказать нельзя. Позже, в 1764 году, вспоминая все это, украинская старшина писала в своем прошении к царице: «Во время прошедшей турецкой войны, не упоминая того, что Малая Россия всю тяжесть оныя несколько лет несла содержанием армии на квартирах, поставкою провианта и фуража дачею, а больше насильным взятием в подводы лошадей и быков, не только мужичих, но козачих шляхетских и всякого звания людей, взяты с нея многие и различные поборы, а именно быками и лошадьми до нескольких сот тысяч и прочими нужными для армии вещами, и сие все взимаемо было на счет заплаты, по квитанциям и без квитанций. Таким образом взяты и во время нынешней прусской войны быки и лошади. Сверх того, как в прежние года содержались, так и ныне содержатся от Малой России провиантом и фуражем некоторые полки на счет заплаты. Но за все вышеписанное, кроме некоторой суммы, заплаченной за быков и лошадей, взятых во время турецкой войны, никогда расчету и уплаты не было, отчего как все генерально обыватели малороссийские почувствовали не малое истощение, так особливо козаки и мужики пришли в крайнее изнеможение и бедность».

Такие условия вызывали сильнейшее неудовольствие, горячие желания возвращения к гетманскому управлению и живейшую радость, когда это возвращение стало возможным. Окончание тяжелой турецкой войны (1740) только несколькими месяцами упредило смерть императрицы Анны. После кратковременного регентства Анны Леопольдовны, осенью 1741 года произошел переворот, свергнувший регента и посадивший на престол дочь Петра I, Елизавету. Это повлекло перемену в политике правительства российского по отношению к Украине. Хотя Елизавета считала себя в политике верной последовательницей своего отца, но в отношениях к Украине личные симпатии склоняли ее к большей снисходительности. Еще будучи великой княжной, лишенной всякого влияния и значения, полюбила она красивого придворного певчего Алексея Разумовского. Он был сыном реестрового козака из села Лемешей (теперешнего Козелецкого уезда Черниговской губернии); обладая хорошим голосом, пел в церковном хоре своего села, затем был отправлен в Петербург, в царский хор. Здесь его заметила царевна, приблизила к себе, сделав его управляющим одного имения, а став императрицей, тайно обвенчалась с ним и до самой своей смерти осыпала его милостями, наградив чином фельдмаршала и званием графа Римской империи. Необразованный и не отличавшийся большими способностями, Алексей Разумовский был, однако, человек с природным тактом, притом добрый и искренний; он умел найтись в этом необычном положении, в политику не вмешивался, но остался верен своей украинской родине и снискал ей симпатии царицы. Вначале украинцам были даны только некоторые незначительные облегчения, но в принципе решено было восстановление гетманства и возвращение других украинских порядков. В 1744 году императрица посетила Киев, осматривала его святыни и в ответ на радостные приветствия населения высказывала свое сочувствие и симпатии к украинскому народу. Сочувственное отношение царицы к украинским нуждам было, конечно, известно старшине, и эти обоюдные изъявления симпатий и доверия подготовляли почву для нового направления украинской политики. Уверенные в благосклонном приеме императрицы, генеральные старшины и полковники подали ей петицию о разрешении избрать гетмана, и императрица заявила принципиальное сочувствие свое этому желанию, велела прислать специальную депутацию в столицу по случаю бракосочетания наследника престола Петра (с будущей императрицей Екатериной II) и обещала удовлетворить ее пожелания. Когда эта депутация прибыла, ей был оказан благосклонный прием, а на поданное прошение об избрании нового гетмана был обещан благоприятный ответ. Дело затянулось однако, так как лицо, предназначенное правительством в гетманы, не было еще готово для этого поста. Это был младший брат Алексея Разумовского, Кирилл; ему тогда окончилось только двадцать лет (родился в 1724 году). Его воспитывали как знатного барина и для окончания образования послали в это время с гувернерами за границу. Конечно, украинской старшине это было известно, и депутаты ее, сидя в Петербурге, терпеливо ожидали, пока поспеет этот будущий гетман. Наконец в 1746 году его привезли из заграничного путешествия, женили на царской свояченице Екатерине Нарышкиной, наградили всяческими чинами, орденами и титулами (между прочим, он был назначен президентом российской академии наук!), и после всего этого сочли возможным представить украинской старшине в качестве кандидата на гетманство. В 1747 году отдан был сенату указ о восстановлении гетманства, а в конце 1749 года императрица уведомила наконец украинскую депутацию, все еще сидевшую в Петербурге в ожидании ответа, что на Украину посылается полномочный министр императрицы, ее родственник граф Гендриков, для избрания гетмана, и с этим украинские депутаты были отосланы на Украину.

Действительно, в феврале 1750 года прибыл в Глухов этот представитель императрицы с большой помпой. Украинская старшина и всякие военные чины с духовенством заблаговременно ожидали его там. 22 февраля произошло в необычайно торжественной обстановке избрание последнего гетмана.

Впереди шла военная музыка, затем секретарь министерства иностранных дел вез царскую грамоту, которой собранные полки отдавали честь. За ним бунчуковые товарищи, Гамалия с товарищами, несли гетманскую хоругвь, а за ней шел генеральный хорунжий Ханенко с двадцатью бунчуковыми товарищами (бунчуковые и войсковые товарищи — почетные чины, дававшиеся лицам из заслуженных старшинских родов, не занимавшим действительных должностей.). Затем бунчуковые товарищи Маркович и Ширяй несли на красной подушке гетманскую булаву, и за нею шли генеральные старшины: судья Горленко, подскарбий Скоропадский и писарь Безбородко, и при них 24 бунчуковых товарища. Бунчуковые товарищи Лизогуб и Чорнолузский несли на бархатной подушке гетманский бунчук, потом шел генеральный бунчуковый Оболонский с бунчуковыми товарищами и прочей старшиной. Бунчуковые товарищи, два Горленка, несли на бархатной подушке гетманскую печать, а за ней шел писарь генерального суда Пиковец с канцеляристами генеральной канцелярии и войскового суда. Наконец, бунчуковый товарищ Мокриевич нес войсковое знамя, и с ним шли войсковые товарищи, а шествие замыкал сам представитель императрицы Гендриков, в карете.

Процессия прошла в церковь, и здесь, после того как прочитана была царская грамота, присутствующему «войску и народу» предложено было избрать себе гетмана.

Конечно, присутствующие без колебания заявили, что хотят гетманом Кирилла Разумовского. Повторив трижды свой вопрос и получив все тот же ответ, царский представитель объявил избранным Разумовского, и затем вся процессия со всеми регалиями отправилась в другую церковь, св. Николая, где было отправлено торжественное богослужение по случаю радостного события. Представителю императрицы за труд и честь генеральная старшина поднесла в подарок 10 тысяч рублей (огромная по тому времени сумма), его товарищам 3 тысячи, а полкам на угощение поставлено было свыше 900 ведер водки.

После этого торжественного избрания к императрице отправлена была депутация с уведомлением об этом; императрица утвердила Разумовского на гетманстве и издала указ, коим повелевала считать гетмана наравне с российскими фельдмаршалами, а затем ему был пожалован наивысший орден, св. Андрея. Великороссийские должности, учрежденные в Гетманщине, были отменены; под власть гетмана отдана была также Запорожская Сечь, и вообще возобновлен украинский строй, какой существовал перед 1722 годом — до заведения малороссийской коллегии, и Украину снова перевели в ведомство министерства иностранных дел. Однако Разумовский, поссорившись с министром, или как его называли — президентом иностранной коллегии, сам потом попросил перевести его в ведомство сената. Так началось правление последнего украинского гетмана, продолжавшееся без малого пятнадцать лет.

Весной 1751 года новый гетман получил от царицы гетманские клейноды и грамоту, по содержанию аналогичную с грамотой, данной Скоропадскому, и отпущен был на Украину. Прибыв в свою столицу, отпраздновал здесь с большой торжественностью свое вступление в должность. Порядок процессии был такой же, как при избрании, только уже везлись генеральными старшинами на лошадях и в каретах гетманские клейноды, окруженные бунчуковыми и войсковыми товарищами; следовала царская грамота, данная Разумовскому, и ехал он сам, тоже в роскошной карете, запряженной шестью лошадьми, окруженный скороходами и лакеями, в сопровождении бунчуковых товарищей, запорожских козаков и компанейцев. В церкви было объявлено царское утверждение в гетманской должности, затем клейноды были отвезены в гетманскую палату, и здесь гетман угощал обедом старшину и прочие чины. Украинские летописцы с большой обстоятельностью описали все эти церемонии — последний отблеск украинской державности, и сохранили их в своих летописях как последнее радостное событие украинской жизни — перед окончательным уничтожением украинской автономии.

Сам новый гетман был человеком совершенно чужим Украине и ее жизни. Он вырос в Петербурге, был всем связан с петербургским обществом. Его доверенным человеком был Гр.Теплов, бывший его учитель, человек хитрый, «коварник», и тоже совершенно чуждый украинскому строю и жизни. Его позднейшая записка «о непорядках в Малороссии» дала царице Екатерине материал против украинского гетманского и старшинского управления, для его уничтожения, и на Украине Теплова считали главным виновником уничтожения гетманства. Рассказывали, как еще при первом объезде Украины новым гетманом случилось следующее происшествие: в Чернигове ветер сорвал с Разумовского ленту ордена св. Андрея. Теплов подхватил ее; старая мать Разумовского увидела в этом предзнаменование бед, которые должны были постигнуть ее сына от Теплова, и советовала гетману не держать при себе последнего и не слушать его советов, но гетман не внял ее предостережениям и погиб от этого.

На Украине Разумовский скучал, чаще проживал в Петербурге; держался не как товарищ украинской старшины, а как какой-нибудь владетель божьей милостью и в своей глуховской резиденции завел двор по образцу петербургского двора. В украинские дела не очень вмешивался, и Украиной правила старшина по своей воле, сносясь непосредственно с сенатом и российским правительством. Ввиду влияния и значения Разумовского в правительственных кругах разные великорусские военные и гражданские власти не решались вмешиваться и командовать на Украине по-прежнему. Вечные хлопоты доставляло только Запорожье: постоянно возникали жалобы на сечевиков, то из-за новой линии крепостей, захватившей старые запорожские земли, то из-за нападений запорожцев на крымские, турецкие и польские владения, и из Петербурга шли напоминания гетману, чтобы он держал Сечь в повиновении, а в действительности это, конечно, было невозможно и приготовляло для Сечи печальный конец. Вне этого украинская жизнь под охраной царской милости к последнему гетману протекала довольно спокойно, старшина имела возможность устроить украинские отношения по своему желанию, и то, что было сделано ею в это время, пережило затем и уничтожение гетманства, а кое в чем дожило и до нашего времени. В этом заключается значение времени последнего украинского гетмана, как бы мало интересен ни был он сам по себе.

Предыдущая - Главная - Следующая