На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

  1. Ограничение гетманского правления
  2. Первое упразднение гетманства. Полуботок
  3. Восстановление гетманства и гетман Апостол
  4. Вторая отмена гетманства
  5. Гетманство Разумовского
  6. Строй и общественные отношения Гетманщины
  7. Слобожанщина
  8. Культурная жизнь Восточной Украины — литература и школа
  9. Национальная жизнь Восточной Украины
  10. Упадок украинской жизни в Западной Украине
  11. Закарпатские земли
  12. Правобережная Украина
  13. Гайдаматчина
  14. Колиивщина
  15. Окончательная отмена гетманства
  16. Уничтожение Сечи
  17. Конец Гетманщины

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УПАДОК КОЗАЧЕСТВА В УКРАИНСКОЙ ЖИЗНИ

100. Восстановление гетманства и гетман Апостол

Украина осталась беззащитной в руках коллегии и Вельяминова. Наиболее выдающаяся старшина находилась в заключении в Петербурге, другие испугались царского гнева и наказаний и не осмеливались поднять голоса против всесильного Вельяминова, а разные искатели прислуживались ему, предлагая вводить новые московские порядки на Украине. В Стародубский полк назначен был полковником майор Кокошкин, в Черниговский также великоросс Богданов. Украина была наполнена московскими войсками: в некоторых полках стояло по целому полку, в других по половине и более. Все это войско вопреки всяким правам и обыкновениям содержалось уже второй десяток лет на счет украинского населения, и коллегия вводила все новые налоги и сборы на содержание московских войск. Так, например, в 1722 году она собрала податей на 45 тысяч рублей и 17 тысяч мер муки для московских войск, а в 1724 году уже 140 тысяч рублей и 40 тысяч мер муки. Одновременно с этим гибло и разорялось козачество в тяжелых походах и работах. Так, в 1723 году было выслано 10 тысяч козаков на Каспийское побережье, на реку Сулак, строить крепость Святого Креста; в 1724 году велено было вернуть их, но на их место послан был новый отряд козаков, тоже 10 тысяч, и так далее.

Страшное разорение нависло над Украиной, и население уже не знало, откуда ждать спасения. Но смерть Петра (в начале 1724 года) изменила отношения. Его жена и наследница Екатерина со своим главным споспешником Меншиковым уже не чувствовала себя так сильно и уверенно, как грозный Петр, и считала необходимым сделать некоторые уступки, между прочим, и по отношению к украинцам, тем более что имелась в виду война с Турцией и для войны необходимо было козацкое войско, а петербургские правители опасались, что украинская старшина, раздраженная всем предыдущим, может поднять восстание, улучив удобный момент (союз партии Мазепы с Турцией был в свежей памяти). Ввиду этого Екатерина с Меншиковым проектировали дать разрешение на избрание гетмана, упразднить коллегию, возвратить прежние порядки в управлении и снять введенные новые подати. Однако нашлись и решительные сторонники петровской политики, которые решительно восставали против всяких отступлений от последней. Особенно настойчиво ссылался на намерение покойного царя Толстой, указывая, что последний с умыслом не разрешал избрать гетмана и ограничил власть полковников и прочей старшины, «дабы Малую Россию к рукам прибрать», и в этом направлении сделано уже много: подорвано влияние старшины, возбуждено против нее население — «полковники и старшины с подданными пришли в немалую ссору», и никак не следует уничтожать эти результаты петровской политики, возвращая Украину к прежним порядкам. Эти взгляды одержали верх, и все окончилось на мелких облегчениях: выпущены были из заключения арестованные старшины, какие еще там не поумирали, уменьшены были подати, и вместо походов на Сулак установлена денежная плата.

Однако вскоре, весной 1727 года, умерла Екатерина, императором российским стал внук царя Петра, малолетний Петр II, а при нем полновластным правителем сделался Меншиков. Меншиков же, собравший огромные поместья на Украине, столкнулся по делам последних с малороссийской коллегией и стоял за возвращение прежних украинских порядков. Меншиков, впрочем, был вскоре свергнут партией Долгоруких, подчинивших своему влиянию молодого императора, но Долгорукие были вообще противниками петровской политики, желали возвратить все к старине, и, таким образом, эта перемена еще больше укрепила намерения правительства возвратить Украину к старым порядкам.

Немедленно Украину перевели снова из заведования сената в ведомство иностранных дел. Уничтожена была малороссийская коллегия, а с нею и установленные ею подати и сборы. Старшин, каких держали еще в Петербурге, отпустили на Украину и наоборот — призвали к ответу Вельяминова за различные злоупотребления и непорядки, на которые жаловалась старшина. И наконец, самое главное, решили произвести выбор нового гетмана. Для этого уже летом 1727 года выслан был на Украину тайный советник Наумов, чтобы произвести избрание гетмана и быть при нем резидентом. В тайной инструкции ему поручено было не допускать избрания в гетманы никого другого, кроме того лица, которое предназначено для этого правительством. Этим лицом был старый миргородский полковник Даниил Апостол.

Однако старшины и не думали противиться царской воле. Они рады были возвращению старых порядков и приняли бы гетманом кого угодно. Апостол к тому же был очень подходящим кандидатом для украинцев и независимо от того, что его указывало петербургское правительство. Это был старый козак, — говорили, что ему было в это время лет семьдесят, а может быть, и больше. Он вырастал в те времена, когда украинская сила не была сломлена и люди еще не изверились в возможность добыть для украинского народа свободу и самоопределение. Он был одним из соучастников Мазепы, когда тот договаривался со шведами, но скоро возвратился назад, сообразив, что из союза со шведами ничего не выйдет. Держал себя сдержанно и осторожно и этим, в конце концов, приобрел милость и доверие у правительства, но вместе с тем никогда не служил замыслам, пагубным для Украины, и определенно вел свою линию украинского автономиста. Принадлежал также к той небольшой части старшины, которая не запятнала своих рук притеснением народа. Поэтому украинское общество действительно могло радоваться такому гетману.

Старшина заявила, что охотно принимает в гетманы Апостола, и затем 1 октября в Глухове произошло торжественное избрание. Наумов приехал на площадь к церкви, где стояло козацкое войско и народ; за ним несли гетманские клейноды. Прочитана была царская грамота, в которой предписывалось произвести избрание гетмана, и после этого Наумов спросил собравшихся, кого хотят иметь гетманом. Все единогласно назвали Апостола, и, повторив свой вопрос трижды и получив тот же ответ, Наумов объявил Апостола гетманом. Апостол, как водится, отказывался от этой чести, но когда присутствующие настаивали, принял избрание и принес гетманскую присягу на верность царю. Была великая радость для всех — писал Наумов в рапорте правительству.

Уже из сказанного видно, что полного возвращения к старым украинским порядкам все-таки не было. При избрании гетмана не было и речи о статьях, которые должны были служить основой украинской конституции; не подтверждались царским именем и старые украинские права. В дальнейшем царский резидент Наумов должен был совместно с гетманом ведать всякие дела, рассматривать жалобы на войсковой суд и тому подобное. Этот войсковой суд (генеральный) получал смешанный состав, состоял из трех украинских старшин и трех назначенных правительством великорусских офицеров. Войсковой казной должны были заведовать подскарбии: один украинец, другой великоросс. В военных делах гетман с козацким войском отдан был под власть фельдмаршала российских войск. И хотя Апостолу верили больше, чем кому-либо из украинской старшины, однако после избрания его гетманом для большей верности держали его сына в Петербурге в качестве заложника. Таким образом, политика Петра не прошла безвозвратно и не была вполне оставлена новым правительством.

Но украинцы радовались уже тому, что избавились от вельяминовского режима и возвратились к своей автономной жизни, хотя и урезанной таким образом. Апостол постепенно и понемногу старался укрепить власть и значение гетмана, ослабить влияние и вмешательства в украинские дела российских министров, военных и административных чинов. В то же время он, подобно Полуботку, старался упорядочить производство в судах, и во всем украинском управлении, оградить народ от старшинских злоупотреблений, вывести самоуправство и взяточничество, чтобы не давать повода российскому правительству вмешиваться в украинские дела и ломать украинский строй под видом искоренения злоупотреблений. А в своих отношениях к российскому правительству он, выказывая ему всяческое доброжелательство и преданность, стремился к возвращению прежних прав, подтвержденных статьями Богдана Хмельницкого — восстановлению украинской автономии в возможно широких размерах.

По случаю коронации молодого царя Апостол со старшиной отправился ко двору и пробыл там более полугода, стараясь войти в милость к царю и разным влиятельным при царском дворе людям, чтобы добиться возможного возвращения прежних прав и порядков. Результатом этих хлопот и ходатайств являются «решительные пункты», принятые царем и его тайным советом в ответ на поданные гетманом прошения в августе 1728 года. Не возвращая Украине всецело статей Хмельницкого, они все-таки кое-что отменяли из петровской политики, признавали кое-какие украинские права хотя бы в общих чертах и подавали надежду на известные уступки в этом смысле и в будущем. Но очень существенные ограничения украинской автономии оставались все-таки и впредь. Так, например, признавалось право свободного избрания гетмана — но не иначе, как с царского на то разрешения. Право избрания старшины оставлено за войском, но на деле оно допускалось только относительно низших должностей: так, сотников должны были избирать сотенные козаки и, избрав нескольких кандидатов, представлять их на утверждение гетману; полковую старшину должна избирать полковая старшина с сотниками и знатными козаками и представлять на утверждение гетмана; но кандидаты в полковники и в генеральную старшину должны представляться на утверждение царю. Суд украинский утверждался по статьям Хмельницкого, но с тем, чтобы и впредь в генеральном суде было три члена украинца, а три великоросса, что вовсе не согласовалось со статьями Хмельницкого; и так далее.

Хуже всего было то, что и это все выпрашивалось, вымаливалось и, как данное из милости, могло быть отобрано во всякое время, как и действительно вскоре было отобрано. Но что же было делать, если не чувствовалось сил бороться, добиваться своих прав. Предшествующие события показали полное отсутствие силы сопротивления в украинском обществе, и Апостол считал своим долгом просить, молить и буквально — бить челом за царскую милость.

На основе решительных пунктов произведено было избрание новых кандидатов на украинские должности и заполнены вакансии в украинском управлении. Затем избрана была комиссия из украинских юристов, которая должна была собрать воедино законы и права украинские и составить таким образом украинский свод законов. Чтобы положить конец расхищению войсковых и козачьих земель, произведена была ревизия прав на землю всей старшины. Преобразованы были на новых основах полковые канцелярии, где собирались дела полкового управления. В 1730 году издана была очень важная инструкция судам, в духе реформы Полуботка: все суды от сельских и сотенных и до войскового включительно должны были производиться коллегиально, и указан был порядок апелляции: из судов сотенных в полковые, а из полковых в генеральный войсковой; этот генеральный суд отныне должен был служить только апелляционной палатой: вчинать дел в нем нельзя было.

Важным событием было также возвращение запорожцев. Выше было уже упомянуто (гл. 97), что полное отчуждение от Украины, которому они подверглись после своего перехода под покровительство Турции, очень скоро дало себя почувствовать сечевикам, и они начали ходатайство, чтобы российское правительство разрешило им вернуться обратно. Гордиенко и Орлик сдерживали их как могли, но после смерти Гордиенка эти ходатайства о возвращении на Украину стали еще сильнее. Однако российское правительство не считало возможным принять их назад, пока держался мир с Турцией, чтобы не нарушать договора, которым запорожцы были признаны турецкими подданными. Обещало принять их, когда дойдет до войны с Турцией: русским войскам на случай войны важно было иметь запорожцев на своей стороне. Война же стала грозить уже с конца 1720-х годов, и возвращение запорожцев ввиду этого становилось вопросом времени. В 1733 году, когда началось бескоролевье в Польше, война с Турцией была принципиально решена, и летом того же года запорожцам была послана царская грамота о принятии их обратно под власть России, но о времени, когда они могут перейти в действительности, обещали уведомить их позже. Однако дольше ждать запорожцам нельзя было, так как хан призывал их в поход на Польшу. Поэтому в начале 1734 года они вышли из Алешек и перешли на Запорожье, на Базавлук. Затем в Лубнах были составлены с запорожскими делегатами условия, на которых запорожцы возвращались под власть России: жить им предоставлялось на старых местах, как жили до 1709 года, и свободно заниматься всякими промыслами; управляться своей выборной старшиной, подчиняясь непосредственно главнокомандующему русскими войсками Украины; вменялась в обязанность охрана границ, а за службу обещано было от российского правительства ежегодно 20 тысяч рублей. После этого запорожцы присягнули на верность царице; было их тогда свыше 7 000 человек.

Так были похоронены последние пережитки восстания 1708 года. Только неутомимый Орлик, пользуясь новыми смутами: польским бескоролевьем, борьбой разных партий за польскую корону, в которую вмешалась также и Россия, и русско-турецкой войной, старался еще заинтересовать враждебные России державы украинским вопросом и побудить их вмешаться в украинские отношения, но все его усилия были напрасны.

Эти усилия Орлика и почти одновременно начавшаяся война в Польше, в Крыму и Молдавии вынуждали, однако, русское правительство к осторожности в его отношениях к Украине. Оно сдерживалось и не изменяло резко своей политики, хотя в правительственных кругах давно повеяло другим ветром. Царь Петр II умер в 1730 году, его место заняла тетка его царица Анна, и с ней вернулась тяжелая атмосфера дяди ее Петра I. Когда старый Апостол тяжело заболел — его в 1733 году разбил паралич, — царица не позволила ему передать управления украинской старшине, а поручила править Украиной своему резиденту князю Шаховскому с советом, наполовину состоявшим из украинцев и великороссов. Так приготовлено было новое правительство, имевшее занять место гетмана после его смерти. Зато были сделаны некоторые облегчения в налогах и податях и уменьшено число великорусских полков, расквартированных на Украине.

Апостол скоро умер (в январе 1734 года). Была это тяжелая утрата для Украины того времени. Без сомнения, он искренно желал добра своей родине и умел трудиться для ее блага. Если его покорная и низкопоклонная тактика может неприятно действовать на нынешнего человека, то необходимо помнить, как трудно было ему держаться какой-либо более решительной политики, имея вокруг себя новые поколения украинского общества, воспитанные в московской школе, изверившиеся в возможность для них не только борьбы, а и простого достоинства, и привыкшие основывать все на московской милости, видя вокруг стаи всяких пройдох, ничем не связанных с украинским народом и Украиной, но по милости царских приближенных занявших различные значительные должности и не задававшихся иными целями, кроме обогащения себя лично и своей семьи.

Предыдущая - Главная - Следующая