На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

  1. Ограничение гетманского правления
  2. Первое упразднение гетманства. Полуботок
  3. Восстановление гетманства и гетман Апостол
  4. Вторая отмена гетманства
  5. Гетманство Разумовского
  6. Строй и общественные отношения Гетманщины
  7. Слобожанщина
  8. Культурная жизнь Восточной Украины — литература и школа
  9. Национальная жизнь Восточной Украины
  10. Упадок украинской жизни в Западной Украине
  11. Закарпатские земли
  12. Правобережная Украина
  13. Гайдаматчина
  14. Колиивщина
  15. Окончательная отмена гетманства
  16. Уничтожение Сечи
  17. Конец Гетманщины

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

УПАДОК КОЗАЧЕСТВА В УКРАИНСКОЙ ЖИЗНИ

98. Ограничение гетманского правления

Союз Мазепы с шведским королем имел огромные последствия для украинской жизни. Он дал повод московскому правительству — царю Петру и его приближенным — еще энергичнее взяться за уничтожение украинской автономии. В этом направлении, как мы уже видели, московское правительство шло с самого начала. Сперва оно оставило Украину в полном заведовании гетмана и старшины, но потом все более ограничивало гетманскую власть и украинское самоуправление. Каждую перемену на гетманстве, каждый трудный момент украинской жизни использовало оно для этой цели. Каждый раз заявлялось о подтверждении «статей Богдана Хмельницкого», и Украина якобы оставалась на том же положении, на каком присоединялась к Москве, но в действительности отношения Украины к московскому правительству все более и более отходили от эпохи Богдана Хмельницкого. Правда, от своего намерения завести на Украине московское обложение и московскую администрацию московское правительство отказалось после народного восстания при Брюховецком — лучше сказать, отложило исполнение этого плана на будущее время. Пока Украина оставалась как будто под властью гетмана и козацкой старшины; но, посадив своих воевод во всех значительных городах и поместив там свои гарнизоны, московское правительство связало гетманское правление по рукам и ногам. Все важнейшие дела решались не иначе как с согласия московского правительства. Последнее тщательно следило за всем происходившим на Украине и, раздавая свои пожалования старшине, могло быть уверено, что эти московские приспешники с своей стороны будут следить за всем, чтобы чем-нибудь выслужиться перед Москвой.

И все-таки московское правительство не было довольно этим положением дел и неуклонно стремилось к полному уничтожению всякой обособленности Украины и полному уравнению ее с московскими провинциями. Теперь оно задумало воспользоваться для этих целей действиями Мазепы.

Хотя Украина, захваченная врасплох шагом Мазепы, не шевельнулась на призыв гетмана, но московские политики ухватились за этот инцидент. «Измена Мазепы», по их словам, бросила тень на украинцев, ославила изменниками все украинское общество и принудила московское правительство решительно взяться за перестройку украинских отношений, чтобы предупредить подобную «измену» на будущее время.

На первых порах, когда было важно удержать Украину от всякого уклонения в сторону Мазепы и шведов, об этом не говорилось. Как можно скорее был произведен выбор нового гетмана, чтобы противопоставить его Мазепе, но утверждение украинских прав было отложено на последующее время, — до более спокойных отношений. Когда прошло самое тревожное время и шведы были разбиты, — старшина с гетманом Скоропадским во главе стали напоминать царю о подтверждении старых прав. Просили оградить Украину от самовластия московских генералов и всяких властей, во время шведской войны хозяйничавших на Украине самовластно, ссылаясь на военные условия, игнорируя полковников и самого гетмана, не считаясь ни с какими правами и законами. Петр на эти напоминания изъявил свое согласие — старые права подтвердил, но это подтверждение было только пустым звуком: возвратить прежнее значение гетманской власти он не имел в виду. Наоборот, спустя несколько дней после подтверждения (31 июля 1709 года) назначил боярина Измайлова быть при гетмане для ведения с ним всяких дел с общего совета, ввиду последнего восстания на Украине и запорожского бунта. Измайлову поручено было следить вместе с гетманом за поддержанием спокойствия на Украине и за всем гетманским и старшинским правлением и одновременно следить за самим гетманом и старшиной.

Через год был назначен еще другой такой резидент, и стало их уже два при гетмане. Гетманская резиденция была перенесена из Батурина в Глухов, к самой московской границе, и здесь поставлен гарнизон из двух московских полков, чтобы резиденты могли немедленно арестовать гетмана и старшину, если бы обнаружилось что-либо подозрительное.

Уже одним этим была жестоко подорвана гетманская власть, и гетман лишился своего прежнего значения. Ничего он не мог предпринять без ведома, собственно без разрешения, царских резидентов, и все на Украине понимали, что сила теперь не в гетмане, а в этих резидентах, в царских министрах и разных доверенных людях. Они продолжали распоряжаться на Украине по своему усмотрению. Царское правительство отягощало Украину постоями московских войск, ложившимися тяжким бременем на украинское население, а козаков гнало в далекие края — рыть каналы, строить крепости, в окрестности Петербурга, в Астрахань, на Кавказ, «на линію» — как тогда называли, и там козаки погибали, умирали целыми тысячами, уцелевшие теряли здоровье, средства, амуницию, не получая за это никакого вознаграждения.

 

У Глухові у городі во всі дзвони дзвонять,

Та вже наших козаченьків на линію гонять,

У Глухові у городі стрільнули з гармати —

Не по однім козаченьку заплакала мати.

У Глухові огні горять, у Полтаві димно.

На могилі гетьман стоїть — геть там його видно.

«Допевняйся, пан-гетьмане, допевняйся плати,

Як не будеш допевнятись, будем утікати».

«Ой ідіте же, панове, до Петра до свата,

Ой там буде вам, панове, велика заплата —

По заступу у рученьки та ще і лопата!»

Сидить козак на могилі, сорочку латає —

Ой кинувся до черешка1 — копійки не має.

Їхав козак на линію та й вельми обдувся,

Їде козак в линії — як лихо зігнувся!

 

1 Имел полный пояс (черес) денег.

 

Полковник Черняк, находившийся при работах на Ладожском канале, в 1722 году так описывает эти козачьи бедствия в своем доношении российскому сенату: «При Ладоге у канальной работы находится большое число больных и умерших козаков, и с каждым разом умножаются тяжелые болезни — более всего укоренилась горячка и опухоль ног, и умирают от этого; однако приставленные офицеры, невзирая на такое тяжелое положение бедных козаков, по повелению господина бригадира» Леонтьева, без всякого внимания безжалостно бьют их при работе палками — хоть и без того они ее не только днем и ночью, а даже и в воскресные и праздничные дни исполняют — без отдыха пригоняют к ней. Боюсь я поэтому, чтобы не погубить здесь козаков, как в прошлом году — тогда их разве только третья часть возвратилась домой, поэтому предупреждаю сенат этим покорнейшим моим писанием и рабски прошу: благоволите не допустить моей команде окончательно погибнуть при канальной работе и чтобы не была она переведена в другие места для других работ — сам Бог видит, некем ее делать, ибо все козаки очень ослабели в своей силе и едва живы, — но чтобы отпустили их домой по крайней мере в первых числах сентября, не задерживая до глубокой осени, до роскиса и плюскоти».

В народных песнях сохранились еще, хотя слабые, воспоминания об этих канальных работах:

 

Ой дали хлопцям широкі лопати

Та послали хлопця молодого та канави копати.

Ой летів ворон та із чужих сторон,

Та летячи кряче;

Ой сидить хлопець та над канавою

Та жалісно плаче.

Ой лети ворон та в чужих сторон,

Та летячи вгору крикнув:

«Ще ж бо я хлопець, хлопець молоденький

Ой тутечки не привикнув!

Ой продай же, тату, та воронії коні,

Та викупи мене, хлопця молодого,

Із темної неволі!»

 

Орлик, припоминая позже запорожцам эти бедствия, толковал им, что Москва замышляла погубить козачье войско и для этого, умышленно «отправив по несколько тысяч козаков своими указами, одних тяжелыми, непосильными работами замучили, других голодом уморили, а иных гнилой протухлой мукой, смешанной с ящерицами и известкой, потравили»...

Умышленно или не умышленно, но во всяком случае всё это крайне тяжелым бременем ложилось на Украину. Но никто не осмеливался возвысить голос против воли грозного царя. Никто не был уверен в своей жизни, еще менее — в своем положении.

Петр не довольствовался тем, что гетманское управление уже подчинено было стеснительному надзору, но еще и непосредственно вмешивался в управление, назначал от себя полковников и старшин против воли и ведома гетмана. Разные проходимцы, благодаря взяткам и подаркам разным генералам и министрам, получали должности на Украине помимо гетмана и затем не обращали на него никакого внимания. Затем правительство стало раздавать украинские должности не только украинцам, а и великороссам. Петр рекомендовал гетману выдать дочь за какого-нибудь великоросса, и когда Скоропадский, исполняя царскую волю, начал подыскивать для дочери какого-нибудь угодного царю жениха — ему указали на одного из царских приближенных, Петра Толстого, а затем царь, мотивируя это заслугами Скоропадского, от себя дал Толстому Стародубское полковничество, самое крупное из украинских полков. Так положено было начало новой практике, и затем все больше раздавались полковничества великорусским офицерам, комендантам (прежним воеводам), так что перед смертью Петра уже немного и осталось полковников из украинцев.

Вмешиваясь, таким образом, в украинское управление, во все дела, большие и малые, и производя этим большую путаницу, Петр вместе с тем пользовался каждым замеченным беспорядком в гетманском управлении, чтобы указывать на его неисправности, и, якобы в интересах порядка, все сильнее ограничивал власть гетмана и старшины. Скоропадского он потому и выбрал для гетманства, что он был человек старый, слабый и недалекий и им легче было править по своему желанию. Старшина хотела Полуботка, но Петр, как рассказывают, решительно не согласился, заметив, что он слишком умен, — из него может выйти второй Мазепа. А при Скоропадском приобрели большое значение его родственники, и в особенности молодая и красивая гетманша Настасья из рода Марковичей; о ней говорили, что это она, Настя, носит булаву, а Иван (гетман) — «плахту» (женскую одежду). Зять гетмана Чарныш, назначенный генеральным судьей, завел большие беспорядки, взяточничество и беззакония в войсковом суде. Ссылаясь на такие беспорядки в гетманском управлении, Петр в 1722 году приготовил новый удар украинской автономии. При гетмане организован был совет, так называемая «малороссийская коллегия» из шести великорусских старших офицеров из гарнизонов, стоявших на Украине, с бригадиром Вельяминовым во главе. Эта коллегия должна была надзирать за судьями и принимать жалобы на всякие суды и власти украинские, — даже на верховный войсковой суд и войсковую (гетманскую) канцелярию. Должна была следить, чтобы от старшины не было притеснения козакам и посполитым, и по соглашению с гетманом принимать всякие меры против таких злоупотреблений. Должна была иметь наблюдение за гетманской канцелярией и всякой перепиской, входящей и исходящей, должна была ведать все украинские доходы, принимать их от войтов и других должностных лиц и расходовать на войсковые и всякие иные надобности. А об всех замеченных непорядках должна была доносить непосредственно сенату.

Такое небывалое распоряжение Петр в своем указе объяснял беспорядками гетманского управления, творившимися в канцелярии, в суде, при собирании доходов, и злоупотреблениями старшины, отнимающей земли у козаков и посполитых и незаконно обращающей их в своих крепостных. Напрасно Скоропадский от имени «всех малороссийских людей» слезно молил не верить наговорам обо всех этих беспорядках, не нарушать старых прав и обыкновений. Петр не внимал этим просьбам, а чтобы рекомендовать с лучшей стороны эти новые порядки украинскому населению, разослал по Украине печатный указ, где объяснял, что новая коллегия учреждается для того, чтобы положить конец притеснениям населения старшиной; для большей убедительности к указу была присоединена инструкция коллегии, где действительно упоминалось о старшинских притеснениях.

Это был тяжелый удар и гетману и всей старшине, всему гетманскому правлению. Ясно было, что с этих пор действительное управление переходит в руки новой коллегии или, точнее, ее председателя, а за гетманом и старшиной остается одно пустое имя. Сильно беспокоило старшину также то обстоятельство, что царь, ограничивая ее власть, одновременно стремился восстановить против нее население, обещая суд и управу на старшинские злоупотребления, выводя на свет божий дела о неправильно захваченных землях и незаконно закрепощенных людях, и таким образом указывал дорогу к новой коллегии со всякими жалобами по этим делам.

Предыдущая - Главная - Следующая