На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

  1. Козачество после лубенского погрома
  2. Козацкий строй
  3. Морские походы
  4. Польские переговоры с козаками и гетман Сагайдачный
  5. Киев становится центром культурной украинской жизни
  6. Новая иерархия
  7. Хотинская война и конец Сагайдачного
  8. Конфликт с правительством
  9. Украинские планы и война 1625 года
  10. Война 1630 года
  11. Бескоролевье
  12. Сулима и Павлюк
  13. Острянинова война и угнетение козачества
  14. Восстание Хмельницкого
  15. Борьба за освобождение Украины
  16. Заграничные союзы
  17. Московское верховенство
  18. Между Москвой и Швецией
  19. Гетманщина
  20. Гадячская уния
  21. Борьба с Москвой
  22. Раздвоение Украины
  23. Замыслы Дорошенка
  24. Падение Дорошенка
  25. Руина
  26. «Згін» и новое козачество на Правобережье
  27. В Гетманщине
  28. Старшина и общество
  29. Правление Мазепы
  30. Перед разрывом
  31. Союз со Швецией
  32. Погром Мазепы
  33. Попытки Орлика

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

КОЗАЦКАЯ ЭПОХА

97. Попытки Орлика

Старшина, оставшаяся при Мазепе, козаки и сечевики с Гордиенком во главе все-таки не оставляли мысли об освобождении Украины с помощью Швеции и Турции из-под московского владычества: этот план стал задачею их жизни. После долгих переговоров на место Мазепы был избран гетманом Орлик (в апреле 1710 года). При этом были составлены интересные постановления о гетманском правлении. Хотя эти постановления и не осуществились, так как получить правление этим людям никогда не удалось, все-таки они интересны как отражение взглядов и желаний людей, связавших свою судьбу с освобождением Украины. В постановлениях этих много нового, такого, что могло бы быть важным шагом вперед в развитии украинской жизни. Есть здесь и очевидные начатки представительного строя. Указывается, что в последнее время гетманы присвоили себе «самодержавную владзу, узаконили самовластие и такое право: «так хочу, так повелеваю» (sic volo, sic iubeo). Для предотвращения этого на будущее время эта конституционная хартия устанавливает такие порядки: три раза в год, на Рождество, Пасху и Покров, должны происходить «генеральные рады» в гетманской резиденции для решения важнейших дел; на эти рады должны являться: генеральная старшина, полковники со всей полковой старшиной и сотниками, выборные от полков «генеральные советники» и депутаты от Запорожской Сечи. Если бы в правлении гетмана или в его действиях замечено было что-либо вредное для народного блага, тогда старшина и советники имеют право «выговорить» гетману, а он не должен за это на них гневаться или наказывать. Без воли этой генеральной рады гетман может решать только спешные дела, не терпящие отлагательства, и то по совещании с генеральной старшиной. Никаких тайных сношений и корреспонденции гетман не имеет права вести. Не может также распоряжаться войсковой казной: для этого должен быть избран генеральный подскарбий, а гетман может располагать только доходами, назначенными «на булаву и особу его гетманскую». В обязанность гетману вменялось попечение о том, чтобы людям войсковым и посполитым не чинилось притеснений, не налагались на них чрезмерные тяжести, отчего они бросают свои селения и уходят «у прочку», искать более легких условий жизни в заграничных краях. Старшине и всяким «войсковым и посполитым урядникам» запрещалось употреблять козаков и не принадлежащих им посполитых для своих хозяйственных работ, отбирать земли или силой принуждать к продаже земель, забирать за какие-либо вины имущество провинившихся или заставлять отрабатывать свои вины.

Все это было хорошо, — но осуществить эти постановления не удалось —; не удалось составителям этой хартии возвратиться на Украину и завести эти новые порядки.

Правда, надежды некоторое время были, а был такой момент, когда и осуществление их было близко. Король шведский обещал, что не помирится с Москвой, пока не добьется возвращения Украине ее вольностей. То же самое обещал запорожцам хан крымский. Турция, боясь усиливающегося могущества Московского государства, заключила с Швецией союз осенью 1710 года, разорвала сношения с Москвой и весной открыла военные действия. Орлик со своими козаками и татарами и отрядами польских панов из шведской партии двинулся весной 1711 года на Правобережную Украину, в правобережные полки, с 1704 года признававшие власть московского правительства. Здешние поселения сдавались ему: сдались Умань, Богуслав, Корсунь; генеральный есаул Бутович, высланный из-за Днепра, был Орликом разбит. Но когда последний приступил к Белой Церкви, тут его постигла неудача, много его людей погибло, а татары в это время начали грабить край; сочувствие населения было потеряно, и после этого Орлик вынужден был отступить.

Летом 1711 года двинулся против турок Петр. Понадеявшись на молдавские обещания, он неосторожно углубился на Прут — как шведы на Украину. Здесь его окружили турецкие силы, и он попал в отчаянное положение. Орлик надеялся, что теперь можно будет продиктовать царю свои требования относительно Украины: Петр должен был отказаться от всяких прав на Украину. Но все поправили царские деньги: турецкий визирь был подкуплен, выпустил Петра с его армией на очень легких условиях, а об Украине в договоре упомянуто в таких неясных выражениях, которые каждая сторона могла толковать по-своему. Орлик доказывал, что на основании этого договора Москва обязалась отказаться от Украины по обе стороны Днепра, а царские уполномоченные доказывали, что такого обязательства для Москвы не содержится. Турецкое правительство приняло толкование Орлика и объявило новую войну Москве за то, что она не очищала Украины. Но снова все изменили московские деньги: договор был подтвержден, а пункт об Украине был разъяснен в таком смысле, что царь отказывается от Правобережной Украины (кроме Киева) и Запорожской Сечи, а Левобережная Украина остается под верховенством Москвы. Стоило это царю еще 100 тысяч червонцев, но зато после этого как ни старался Орлик побудить турецкое правительство добиваться от Москвы Левобережной Украины, как они обещали козакам, — все было напрасно. Да и с Правобережной Украиной дело не сладилось, так как, на основе прежних трактатов, на нее заявила претензию Польша.

Однако дело затянулось еще на несколько лет, так как царь не выводил своих войск из Правобережной Украины. Сначала он велел перегнать людей на левый берег, об этом объявлено было еще осенью 1711 года, и затем в продолжение четырех лет московские команды перегоняли население за Днепр. Только в конце 1714 года московские войска сдали Белую Церковь и ушли за Днепр. Орлик с запорожцами в конце 1712 года попробовали захватить Правобережье под свою власть, но силы у них были незначительные, и польское войско под предводительством гетмана Сенявского, отправленное для оккупации Правобережной Украины, разогнало их без большого труда. Москва и Турция пришли в 1713 году к полному соглашению, и Карл вынужден был выехать из Турции. С ним отправился и Орлик с несколькими товарищами по изгнанию; остальные вернулись на Украину. Запорожцы тоже стали проситься обратно, но московское правительство принимало отдельные отряды, а всей Сечи целиком принять не соглашалось, ввиду соглашения с Турцией (1712), и только много позже, когда решена была новая война с Турцией, дало свое согласие на возвращение и восстановление Сечи (1733). Орлик и Гордиенко напрасно отговаривали запорожцев от их намерения. Вообще Орлик в продолжение долгого ряда лет хватался за каждый случай, чтобы найти новых союзников против Москвы, заинтересовать их украинским вопросом — но безуспешно.

Предыдущая - Главная - Следующая