На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

  1. Козачество после лубенского погрома
  2. Козацкий строй
  3. Морские походы
  4. Польские переговоры с козаками и гетман Сагайдачный
  5. Киев становится центром культурной украинской жизни
  6. Новая иерархия
  7. Хотинская война и конец Сагайдачного
  8. Конфликт с правительством
  9. Украинские планы и война 1625 года
  10. Война 1630 года
  11. Бескоролевье
  12. Сулима и Павлюк
  13. Острянинова война и угнетение козачества
  14. Восстание Хмельницкого
  15. Борьба за освобождение Украины
  16. Заграничные союзы
  17. Московское верховенство
  18. Между Москвой и Швецией
  19. Гетманщина
  20. Гадячская уния
  21. Борьба с Москвой
  22. Раздвоение Украины
  23. Замыслы Дорошенка
  24. Падение Дорошенка
  25. Руина
  26. «Згін» и новое козачество на Правобережье
  27. В Гетманщине
  28. Старшина и общество
  29. Правление Мазепы
  30. Перед разрывом
  31. Союз со Швецией
  32. Погром Мазепы
  33. Попытки Орлика

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

КОЗАЦКАЯ ЭПОХА

90. «Згін» и новое козачество на Правобережье

Сдачей Дорошенка, однако, не был еще разрешен вопрос о Правобережной Украине. Самойлович напрасно рассчитывал сделаться гетманом обеих сторон Днепра. Турция, не поддержав своевременно Дорошенка, не хотела выпускать Правобережной Украины из своих рук, Польша тоже — и так борьба из-за несчастной, почти совершенно опустевшей страны продолжала тянуться без всякой надежды на завершение.

Узнав о капитуляции Дорошенка, турецкое правительство задумало поставить на его место, в качестве своего вассала, Юрася Хмельницкого: во время похода на Украину в 1672 году турки захватили его в плен, привезли в Константинополь и здесь держали в заключении; теперь султан приказал патриарху снять с него монашеский чин и послал с войском на Украину в качестве гетмана. Летом 1677 года турецкое войско пришло с ним к Чигирину. Там находился московский гарнизон; Ромодановский и Самойлович отправились к нему навстречу — тогда турки отступили. Но на следующий год они начали приготовляться к новому походу, а от Москвы требовали, чтобы она решительно отказалась от Правобережной Украины. Это очень встревожило московское правительство, и оно действительно намерено было оставить Правобережье, чтобы не накликать войны с Турцией. Но Самойлович не хотел согласиться на это. Тогда Ромодановскому была дана секретная инструкция — на случай нового прихода турок отправиться с Самойловичем к Чигирину, но до войны не доводить, а войти с турками в соглашение, чтобы они не ставили своих крепостей за Днепром, уничтожить Чигирин и забрать оттуда людей. Летом 1678 года турки действительно пришли и осадили Чигирин; Чигиринский гарнизон, не зная тайной московской инструкции, стойко защищался, — пока совершенно неожиданно не получил от Ромодановского приказания выйти из Чигирина и уничтожить замок. Заложив мины, гарнизон вышел, и затем взрыв уничтожил Чигиринскую крепость; при этом погибло много турок, спешивших занять замок. Остатки населения насильно переведены были за Днепр.

На Украине всем этим были очень недовольны и высказывали сильные нарекания на Москву, с легким сердцем опустошившую и продавшую врагам страну, население которой вручило себя ее защите. Перегнанных из-за Днепра правобережцев Самойлович проектировал поселить в Слободской Украине с тем, чтобы она отдана была под его гетманскую власть взамен Правобережной Украины. Но московское правительство не соглашалось на такую компенсацию, так как эти слободские украинские земли состояли под непосредственной властью московских приказов. Тогда Самойлович поселил правобережцев на степном пограничье, над рекой Орелью. Эти принудительные перегоны людей с правого берега сохранились в памяти народной под названием «Згона».

Пустыней Правобережье оставалось недолго. Новый польский король Ян Собесский, избранный в 1676 году, собирался предпринять войну с Турцией, чтобы возвратить обратно Подолию. В этих видах Польша старалась заручиться поддержкой московского правительства: окончательно уступила Москве Киев, за сумму 200 тысяч рублей, заключила вечный мир в 1680 году и приглашала к совместным действиям против Турции. Но одновременно Москва вела переговоры о мирном трактате с Турцией. Московские бояре запрашивали по этому вопросу Самойловича, и он решительно советовал не доверяться полякам, не вступать с ними в союз, а войти в соглашение с Турцией и при этом выговорить у нее земли от Днепра до Днестра или хотя бы до Буга. Московское правительство приняло этот совет, но хан воспротивился, и в конце концов было решено границей принять Днепр, а земли между Днепром и Бугом оставить незаселенными. В таком смысле составлен договор между Москвой и Турцией в 1681 году; но при подтверждении его в Константинополе эта статья, оставлявшая земли между Днепром и Бугом незаселенными, была вычеркнута, так как турецкое правительство намеревалось их заселить.

Это, однако, ему очень плохо удавалось. После Чигиринских походов 1677—1678 годов турки оставили Правобережную Украину под управлением Юрася Хмельницкого, надеясь, что его славное имя привлечет к нему население, но Юрась, кроме славного имени, ничего другого не имел и не был в состоянии достигнуть ничего положительного в таких тяжелых условиях. В 1681 году турки отозвали его и поручили Украину управлению молдавского воеводы Дуки, и тот через посредство своих агентов занялся колонизацией этого края, призывая поселенцев и обещая им долголетние льготы. (Украинский летописец Величко рассказывает, что Юрась Хмельницкий потом еще раз был прислан на Украину, после Дуки, но кончил плачевно: он замучил одного богатого немировского еврея, и турки приговорили его за это к смерти и удавили в Каменце. Но это довольно сомнительный рассказ — из других источников мы ничего не знаем об этом возвращении Ю. Хмельницкого.) На эти призывы стали являться поселенцы обратно из-за Днепра, убедившись, что тамошние условия жизни тоже не очень привлекательны. Но Дуку схватили поляки в 1683 году, и на этом кончилась его колонизационная деятельность, а после него турки не сумели достигнуть никаких успехов в заселении этого края, хотя и делали разные попытки.

С гораздо большим успехом вели заселение Правобережной Украины разные колонизаторы, действовавшие по поручению польского правительства. Собесский для своих войн с Турцией нуждался в козацком войске, и разные лица собирали козаков по его поручению. Козаки участвовали в походе Собесского 1683 года, когда он ходил выручать Вену от турок, оказали ему весьма ценные услуги, и он находил очень желательным заселить Приднепровье поселенцами, которые могли бы нести козацкую службу. В 1684 году Собесский определил для козацких поселений земли на юг от р. Роси, обещая поселенцам разные права и льготы, и его распоряжения затем подтвердил сейм (1685). Организацией заселения занялось несколько лиц, принявших звание полковников здешних полков. Искра в Корсуне, Самусь в Богуславе, Абазин на Побужье, а Семен Гурко, прозванный Палием, наиболее известный из них, занял окрестности Фастова, между р. Росью и тогдашней границей Гетманщины. К ним массами двинулся народ с правого берега — из Полесья, из Волыни, Подолии, и из левобережных полков, особенно соседних южных: Гадячского, Лубенского, Миргородского. Как раньше население уходило с правого берега на левый, так теперь шло оно назад; местные власти устраивали заставы и караулы, чтобы силой задерживать и возвращать переселенцев, но не могли удержать этого движения. Именно в это время в Левобережной Украине старшина, воспользовавшись наплывом новых поселенцев, начала усиленно вводить разные повинности и налоги с крестьянского населения, стеснять крестьян в землевладении. Недовольное этим население двинулось теперь на призывы Палия и других полковников огромной массой на вольные земли. В каких-нибудь три-четыре года снова появилось значительное козацкое население и козацкое войско на Правобережье. Это было кстати Собесскому, пользовавшемуся козацкой помощью в своих войнах с Турцией; но новое население не было расположено укладываться в рамки польского режима, и уже с 1688 года Палий и другие полковники начинают старания — присоединить восстановленные правобережные полки к Левобережной Гетманщине.

Предыдущая - Главная - Следующая