На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

  1. Переход украинских земель под власть литовских князей
  2. Борьба за галицко-волынские земли и раздел их
  3. Уния Польши с Литвой
  4. Новые направления в политике Великого княжества Литовского
  5. Борьба за равноправие (Свитригайловы войны)
  6. Попытки восстаний с помощью Москвы
  7. Попытки восстаний в Галиции и начало национального движения
  8. Начало козачества
  9. Козачество и козацкие походы в первой половине XVI века
  10. Начало Сечи
  11. Образование козацкого класса
  12. Присоединение восточных украинских земель к Польше
  13. Перемены в экономических и общественных отношениях
  14. Перемены в экономической жизни и заселение Восточной Украины
  15. Рост козачества в конце XVI века
  16. Козацкие войны 1590-х годов
  17. Война 1596 года
  18. Упадок национальной украинской жизни и усилия к ее возрождению
  19. Просветительное движение
  20. Братства
  21. Уния
  22. Борьба с унией

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЛИТОВСКО-ПОЛЬСКАЯ ЭПОХА

58. Козацкие войны 1590-х годов

Предводителем первой большой козацкой войны был козацкий атаман Криштоф Косинский. За свои заслуги он получил от сейма в 1590 году вместе с несколькими другими выдающимися козачьими вождями поместье на р. Роси, но Януш Острожский, бывший белоцерковским старостой, или, точнее, его наместник, захватил эти земли и присоединил к староству, доказывая, что они принадлежали к нему. Косинский, раздраженный этим, собрал козаков и напал на Белую Церковь, разграбил и забрал имущество князя Острожского и его наместника, подстроившего это дело, разгромил также и другие замки Острожских, забрал пушки и засел с ними в Трипольском замке. Король поручил это дело комиссарам — разным местным магнатам, чтобы они своими силами усмирили козаков. Но козаки в повиновении отказали, приготовились к вооруженному сопротивлению, и комиссары не отважились вступить с ними в бой и отступили. Козаки после этого продолжали свои нападения, захватывая замки, находившиеся во владении Острожских и других магнатов, задиравшихся с козаками; завоевали Киев, Переяслав и другие города. Завладев почти всем Киевским воеводством, они перешли затем на Волынь, подчиняя своей власти города, принуждая помещиков признавать власть козацкой администрации над их поместьями и подданными, доставлять припасы войску и не препятствовать желающим отдаваться под власть козацкую и записываться в козаки. Князь Василий-Константин Острожский с сыновьями и другие магнаты, опасаясь, что козачество их разорит вконец, начали готовиться к войне своими средствами: польское правительство не хотело их выручать, рассерженное противодействием в вопросе об унии, и им приходилось самим о себе заботиться. Они наняли войска в Галиции и в Венгрии, собрали волынскую шляхту, и с этими силами им удалось разбить войско Косинского под местечком Пяткою. Козаки обещали возвратить захваченные пушки и другие артиллерийские снаряды, сместить с гетманства Косинского и оставить панов в покое.

Но возвратившись на Запорожье, козаки сейчас же начали собираться снова с силами и весной 1593 года опять двинулись на волость — на этот раз на Черкассы. Они хотели посчитаться с князем Вишневецким, вмешавшимся в предыдущую кампанию и вообще досадившим козакам, в качестве пограничного старосты черкасского, державшего в руках главную козачью артерию. Приступив к Черкассам, Косинский повел осаду, но Вишневецкий подстроил какую-то хитрость, и Косинский и много других козаков были вероломно убиты. После этого козацкое войско отступило, но летом козаки с новым войском приступили к Черкассам, и Вишневецкий, боясь, что козаки в конце концов жестоко отомстят ему, пошел на мировую с ними: заключил с ними договор, обещая впредь предоставлять свободный путь козачеству через свое староство и ничем не стеснять: другими словами, обещал не исполнять законов и распоряжений правительства, направленных против козаков. Так как в его руках собственно сосредоточивалась вся административная власть над всем этим днепровским путем, то после этого козаки сделались настоящими господами всей Восточной Украины. Могущественнейшие магнаты, как, напр., князья Острожские, должны были им покоряться, угождать их атаманам и исполнять их требования, чтобы они оставили их в покое. Конечно, много помещиков кипело негодованием на это господство козачества, разрушавшего все их планы, вносившего дух бунта и непокорности в среду их подданных, выхватывавшего громадные массы «непослушных» из-под панской власти. Но они вынуждены були носить личину покорности и ладить с козачеством, не получая поддержки от правительства, занятого другими делами. Приходилось ждать удобного момента, когда польское войско будет наконец иметь время заняться козаками.

Козачество господствовало, но, слишком внезапно и быстро получив такую небывалую силу, оно не сумело найтись в новых условиях, не сумело упрочить своего положения. Занимаясь разными заграничными походами и добычничеством, козачество не использовало своего господствующего положения в Восточной Украине, чтобы организовать прочно свой козачий строй, не озабочивалось своими отношениями к правительству, и вследствие этого было вытеснено из «волости» сейчас же, как только правительство направило против него свои силы.

В это время, после смерти Косинского, на первый план среди козацких вождей выступает Григорий Лобода, человек серьезный, опытный воин, но еще без ясной политической программы, вообще очень медленно слагавшейся в козацких головах. Наряду с предводительствуемым им настоящим козачеством — «низовым», запорожским, собираются на брацлавском и волынском пограничье козацкие добровольцы вокруг Семерина Наливайка, острожского мещанина, смелого и удалого атамана. Семья Наливайков известна была в Остроге как ревностные приверженцы своей народности. Брат Семерина, священник Демьян, был выдающимся членом православного острожского кружка; Семерин избрал себе военное, козацкое ремесло. Красавец, мастер на все руки, честолюбивый и гордый, очень молодой — он не хотел подчиняться гетманам низового козачества, и таким образом между этими двумя группами козачества существовала известная неприязнь и даже вражда. Запорожцы припоминали Наливайку, что во время войны Косинского с князьями Острожскими он был в войске Острожского и сражался против козаков. Наливайко оправдывался тем, что война захватила его врасплох, когда он был связан с Острожскими и не мог оставить службу у них; он заявил, что отдает себя на военный суд по этому вопросу, и в конце концов это дело было улажено, но неудовольствие между обоими лагерями сохранилось и позже — оба войска выступают и воюют по своему усмотрению самостоятельно.

В это время западноевропейские правительства, в особенности папа римский и император Рудольф, которому принадлежала завоеванная турками Венгрия, старались организовать большую лигу против турок. Прослышав, что козаки могли бы оказать им большую помощь в борьбе с Турцией, папа со своей стороны, а император со своей задумали завербовать на эту войну козаков, выслав с этой целью на Украину своих агентов с деньгами и подарками. Папский посол, хорватский священник Комулович, не умел войти в непосредственные сношения с козаками: он задумал войти в переговоры с ними через правительственного комиссара, которому козаки совершенно не повиновались, и из этих переговоров ничего не вышло. Но императорский посол Ляссота в 1594 году пробрался в самое Запорожье (он оставил нам очень интересное описание этого путешествия и пребывания в Сечи). Здесь он передал козакам дары императора: знамена с императорским гербом, серебряные трубы и восемь тысяч червонцев, приглашая козаков принять участие в войне с турками. К этому побуждал их также и московский посол, прибывший в это же время с московской «казной», так как император, не зная, кому, собственно, подчиняются козаки, предпринял сношения и с московским правительством, домогаясь, чтобы последнее не препятствовало козакам помогать ему. Агенты императора добивались, чтобы козаки отправились вслед за татарами в Молдавию и не дали им пройти в Венгрию. Козаки хотя были недовольны присланной им незначительной суммой денег, но в помощи не отказали, однако не хотели идти в Молдавию, предпочитая напасть на Перекоп или отправиться в лодках на турецкие города Килию и Бабадаг. Но за что не взялись низовые козаки, взял на себя Наливайко: он двинулся в Молдавию, взял Тягиню, ограбил турок, молдаван, отступил затем назад, когда пришло большое турецкое войско, затем, уже вместе с низовыми, пошел вторично. Козаков насчитывали в этом походе в общем до 12 тысяч, и они жесточайшим образом опустошили Молдавию, сожгли Яссы, и терроризированный этим молдавский господарь отступился от турок и присоединился к императору. Последний был очень обрадован этим, поручал господарю и впредь вести операции против турок сообща с козаками, и козаки вместе с новыми союзниками ходили громить турецкие города: Тягиню, Белгород, Килию.

Польское правительство задумало использовать эти обстоятельства в своих интересах: посадило на молдавском господарстве своего кандидата, Иеремию Могилу, и послало объявить козакам, чтобы они не трогали больше Молдавии, а воевали бы с татарами. Но козаки к войне с татарами не имели в это время расположения, и когда польское правительство вызвало их из Молдавии, они отправились «на отдых» во внутренние области. Это было осенью 1595 года. Возвратившись на Украину, Наливайко прошел на Волынь и подступил к Луцку во время ярмарки, когда шляхта съезжалась на судебные заседания. Перепуганные мещане и шляхта выехали ему навстречу и заявили готовность заплатить ему выкуп с тем, чтобы он не трогал города, но Наливайко не удовольствовался этою контрибуцией и все- таки разграбил предместья. Затем прошел на Белую Русь, взял Слуцкий замок, забрал оттуда артиллерию, а мещанам велел заплатить большой выкуп (10 тысяч золотых). Оттуда двинулся далее, захватывая, что попадалось по дороге, и собирая добычу и контрибуцию; разгромил Могилев, крупный город в те времена, а когда после всего этого собралось против него литовское войско, Наливайко, обладая большой артиллерией, в полном порядке отступил обратно на Волынь. Одновременно низовое войско, хотя и более скромно, хозяйничало в киевских землях, на Полесье, а когда Наливайко вышел на Волынь, пустилось тоже на Белую Русь. При этом вмешиваясь в различные панские ссоры и наезды, производимые одними панами на других, и наливайковцы и низовцы помогали православным панам, князю Острожскому и другим, сводить счеты с противниками православных, униатскими епископами и их приверженцами, занятыми в это время проведением унии.

Предыдущая - Главная - Следующая