На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

  1. Переход украинских земель под власть литовских князей
  2. Борьба за галицко-волынские земли и раздел их
  3. Уния Польши с Литвой
  4. Новые направления в политике Великого княжества Литовского
  5. Борьба за равноправие (Свитригайловы войны)
  6. Попытки восстаний с помощью Москвы
  7. Попытки восстаний в Галиции и начало национального движения
  8. Начало козачества
  9. Козачество и козацкие походы в первой половине XVI века
  10. Начало Сечи
  11. Образование козацкого класса
  12. Присоединение восточных украинских земель к Польше
  13. Перемены в экономических и общественных отношениях
  14. Перемены в экономической жизни и заселение Восточной Украины
  15. Рост козачества в конце XVI века
  16. Козацкие войны 1590-х годов
  17. Война 1596 года
  18. Упадок национальной украинской жизни и усилия к ее возрождению
  19. Просветительное движение
  20. Братства
  21. Уния
  22. Борьба с унией

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЛИТОВСКО-ПОЛЬСКАЯ ЭПОХА

55. Перемены в экономических и общественных отношениях

Присоединение к Польше украинских земель в 1569 году имело большое значение в том отношении, что им завершилось переустройство их общественного строя по польскому образцу. В западных украинских землях, ранее присоединенных к Польше: в Галиции и на Подолии, в земле Холмской и Белзской, этот процесс развился и завершился раньше. Польское право и польский строй формально были введены там в 1434 году, но еще раньше польская шляхта, нахлынув сюда, коренным образом перестроила все на польский лад. В украинских землях, входивших в состав Великого княжества Литовского, право, общественный строй, все стороны жизни литовское правительство, начиная с унии 1385 года, также приближало и сознательно приноровляло к польским образцам. Литовский статут — сборник законов Великого княжества Литовского, впервые редактированный в 1529 году, в этой первой редакции оставил много из старого права украинских и белорусских земель, сохранившегося еще со времен Киевского государства. Но уже в другой редакции Литовского статута, 1566 года, оно уже сильно видоизменено на польский лад, и в государственном устройстве и управлении Великого княжества Литовского произведены важные изменения по образцу Польши. Однако и после этого в строе украинских земель, входящих в состав Великого княжества Литовского, оставалось еще много отличий, которые были уничтожены или сглажены лишь с присоединением этих земель к Польше.

Правда, грамоты 1569 года, присоединяя их к Польше, сохранили кое-что из прежнего: оставили украинский язык в местном делопроизводстве и в сношениях правительства с этими землями, оставили прежнее право, — именно Литовский статут 1566 года; поэтому был учрежден и отдельный апелляционный трибунал для этих земель. Но эти отличия не долго удержались — отчасти потому, что общая государственная жизнь втягивала все сильнее украинские земли, а отчасти и потому, что с присоединением к Польше сюда во множестве двинулись польские шляхтичи, занимавшие должности, разными путями приобретавшие земли и в конце концов фактически ополячившие здешнюю жизнь, как ополячили в свое время западно-украинскую. До 1569 года в этих землях полякам нельзя было ни занимать должностей, ни владеть имениями; теперь же это стало возможным, и это было другое важное изменение, принесенное 1569 годом.

Украинская жизнь была перестроена на польский образец и ополячена. Это была полная перестройка сверху донизу, не оставлявшая камня на камне в украинской жизни, и на самый низ ее были отброшены украинские элементы, не разрывавшие со своей народностью. Отметим теперь главнейшие черты новых порядков, принесенные ими изменения и их значение для украинской жизни.

Князья и магнаты, имевшие до того весьма большое значение и державшие в своих руках все управление, теперь были уравнены в правах с рядовой шляхтой, хотя фактически они, конечно, и позже высоко поднимались над нею, благодаря своему богатству и влиянию, и держали на службе у себя не раз целые толпы бедной шляхты.

С шляхты сняты были налоги и военная служба, теперь она не знала почти никаких обязанностей и одновременно приобрела громадные права. Она одна законодательствовала на сеймах; она выбирала из своей среды судей и других чиновников; коронные земли раздавались шляхтичам, и только шляхтичам, в пожизненное владение, и они управляли ими на положении помещиков; никто, кроме шляхтичей, не мог получить никакой светской или даже духовной должности. Шляхта правила всем, все направляла в своих интересах, и король должен был послушно исполнять ее волю. Власть королевская, вообще всякая публичная власть, была очень слаба; все было направлено к тому, чтобы обезопасить шляхетское сословие от каких бы то ни было стеснений. На шляхтича не было ни суда, ни управы, он мог делать все что угодно, не боясь никакого наказания за самые тяжкие преступления, совершенные им даже против шляхтича же, не говоря уже о том, если потерпевший был не шляхтич: тогда почти немыслимо было получить какое-нибудь удовлетворение. При общем бесправии и бессудности шляхта привыкла всего добиваться силой; магнаты держали при своих дворах вооруженные дружины, между ними не раз происходили настоящие битвы, и все это опять-таки всей тяжестью давало себя чувствовать нешляхте, отданной, можно сказать, вполне на волю шляхетского сословия.

Города, в прежнее время бывшие центрами политической жизни, утратили теперь в этом отношении всякое значение. С введением в них самоуправления по немецкому праву они исключались из общего строя земли, не будучи в то же время связаны между собой никакой организацией. Каждый город был сам небольшой отдельной республикой, почти независимой в принципе, но на практике такое обособленное положение отдавало почти все мещанское сословие без исключения в полную зависимость от шляхетского управления или от помещиков. На ход и направление законодательства мещане не могли иметь никакого влияния, так как не участвовали в сеймах; законодательство было в руках помещиков, шляхты, и последняя систематически ограничивала права мещан в интересах своего помещичьего хозяйства. Все это в конце концов подорвало города и в культурном и в экономическом отношениях, лишило край тех благ, какие при нормальных условиях могла бы дать ему городская жизнь, наполнило города в конце концов пришлым элементом, особенно еврейским, так как евреи лучше, чем другие, умели приспособиться к тому невозможному положению, в какое поставило мещан шляхетское хозяйство Польши. Украинское же население в городах было поставлено в особенно тяжелые условия, так как даже и признанными мещанскими правами мещане-украинцы не могли пользоваться вполне.

Еще более, однако, потерпело крестьянство, народная украинская масса. Старое рабство, так широко развившееся за последние столетия государственной украинской жизни, правда, постепенно исчезало (в XV—XVI ВB. исчезло окончательно); но зато, собственно говоря, все крестьянство очутилось в условиях, очень близких к прежнему рабству. Все крестьянство утратило право на землю: крестьяне считались сидящими на земле помещичьей или королевской (в конце концов, это было почти одно и то же, так как все королевские земли раздавались в пожизненное владение шляхте, правившей ими так же, как правили своими имениями и помещики-собственники). Крестьянин был прикован к панскому поместью, где он родился, и лишен был права свободного передвижения: не только крестьянин-домохозяин, но и дети его не могли отойти от своего помещика без его позволения; уходили тайком — но тогда за ними гнались и разыскивали, как дикого зверя, как невольника-беглеца прежних времен. Пан был полным властелином жизни и имущества своего подданного: мог его убить, отнять землю, имущество, наказать его как угодно, ни перед кем за это не отвечал, и даже нельзя было на него жаловаться: сам король не имел права вмешиваться в отношения между помещиком и его подданными (в этом отношении была до последнего времени значительная разница между литовским правом и польским, и присоединение украинских земель к Польше внесло в положение крестьянина значительную перемену к худшему). Только крестьяне королевских имений имели право жаловаться в королевский суд, но эти жалобы были связаны с большими затруднениями; суд находился в столице, судили в нем те же паны-помещики, а если решение было в пользу крестьян, то шляхтич-державец королевского имения обыкновенно не исполнял приговора суда, и поэтому крестьяне очень мало пользовались этим судом даже в Галиции, а из более отдаленных украинских провинций и вовсе не обращались к нему.

Таким образом, крестьянин был лишен, в конце концов, всяких прав не только политических, но и гражданских, и просто человеческих, и для выхода из этого несказанно тягостного положения ему не оставалось никакого законного пути: не было для него никакого способа улучшить условия своего существования, кроме восстания и — бегства, и этим последним крестьянство, главным образом, и пользовалось для облегчения своего положения.

Предыдущая - Главная - Следующая