На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

  1. Переход украинских земель под власть литовских князей
  2. Борьба за галицко-волынские земли и раздел их
  3. Уния Польши с Литвой
  4. Новые направления в политике Великого княжества Литовского
  5. Борьба за равноправие (Свитригайловы войны)
  6. Попытки восстаний с помощью Москвы
  7. Попытки восстаний в Галиции и начало национального движения
  8. Начало козачества
  9. Козачество и козацкие походы в первой половине XVI века
  10. Начало Сечи
  11. Образование козацкого класса
  12. Присоединение восточных украинских земель к Польше
  13. Перемены в экономических и общественных отношениях
  14. Перемены в экономической жизни и заселение Восточной Украины
  15. Рост козачества в конце XVI века
  16. Козацкие войны 1590-х годов
  17. Война 1596 года
  18. Упадок национальной украинской жизни и усилия к ее возрождению
  19. Просветительное движение
  20. Братства
  21. Уния
  22. Борьба с унией

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЛИТОВСКО-ПОЛЬСКАЯ ЭПОХА

43. Переход украинских земель под власть литовских князей

Вторая половина XIII и затем XIV в. были свидетелями чрезвычайно быстрого и успешного расширения власти литовских князей над соседними белорусскими, а потом и более отдаленными украинскими землями. Наиболее запоздавшее в своем развитии в глубине своих глухих лесов, самое отсталое из всех народов этой семьи, племя литовское в это время очутилось пред чрезвычайно грозною опасностью — немецким движением в литовские края. Напрягая в борьбе с ним все свои силы, литовское племя развивает чрезвычайно живую организационную деятельность и как бы для того, чтобы усилить себя культурными средствами, начинает одновременно расширять свое господство над соседними славянскими, более культурными, но политически изжившимися землями. Это ясно обозначилось в середине XIII в. при литовском князе Мендовге и встревожило короля Данила, который сам мечтал о возможно большем расширении своей власти над соседними землями. В союзе с польскими князьями и крестоносцами Данило задумал сокрушить Мендовга и начал с ним войну. Чтобы отвлечь Данила, Мендовг уступил его сыну Роману некоторые свои земли во владение; затем сын Мендовга, Войшелк, передал другому Даниловичу, Шварну, все Литовское княжество. Но вскоре умер, а сыновья Данила не сумели воспользоваться обстоятельствами. Наследием Мендовга завладели другие литовские князья и снова начали расширять свою власть над соседними землями.

В первой четверти XIV в. большая половина белорусских земель находилась уже под властью литовских князей, и они начали попытки захватить соседние украинские земли. При последних Даниловичах галицких или непосредственно после их смерти литовские князья захватили Берестейско-Дорогичинскую землю (Побужье). Еще перед тем, вероятно, они завладели Припятскими и Турово-Пинскими землями. Сохранилось воспоминание о каком-то литовском князе Виде, захватившем в это время значительную часть Древлянской земли, т.е. киевского Полесья. При князе Гедимине в 1320 году уже и Киев стоял в сфере литовского влияния, хотя здешние князья формально находились под татарским владычеством (упоминается здесь какой-то маленький князек по имени Федор и при нем татарский баскак). Таким образом, избрание Любарта Гедиминовича галицкими и волынскими боярами вместо Юрия-Болеслава в 1340 году только шло навстречу этому движению литовских князей в украинские земли. И это избрание лучше всего показывает, насколько это движение мало затрагивало местное население, если его представители сами, по собственному желанию призывали к себе на стол литовских княжичей.

Это объясняется тем, что литовские княжичи, устраиваясь в украинских и белорусских землях, старались приноровиться во всем к местной жизни, к ее строю и культуре. Они старались не вносить в местный уклад никаких перемен. «Мы старины не рухаем, а новины не уводим» — стало их правилом Они принимали православную веру, местную культуру, язык, одним словом — делались украинскими или белорусскими князьями, только из новой литовской династии, и по возможности старались продолжать заведенные порядки местной жизни. С другой стороны, населению нередко, принимая литовского князя, приятно было покончить с пережитыми княжьими отношениями старой династии. Общинам, вырвавшимся в свое время из-под княжеской власти и отдавшимся под татарское владычество, тоже, очевидно, успела показать свои невыгодные стороны татарщина, в особенности когда настали беспорядки в татарской орде, в конце XIII в. Литовское же княжество в это время было в расцвете сил; принимая литовского князя, население могло надеяться, что оно найдет у литовских князей помощь и защиту во всех своих невзгодах, только князьям было горько отказываться от своего господства; но и тут часто новые отношения складывались так, что старые князья оставались при своих волостях и должны были только признать над собой власть литовского князя, занявшего главный стол их земли.

Поэтому-то и видим, что украинские земли, одна за другой, без войн и борьбы, тихо и незаметно переходят под власть литовских князей, и даже в наших источниках не всегда находим упоминания об этом; правда, мы не имеем местных летописей для этого времени, а в иноземные редко долетали известия об этом — именно потому, что земли присоединялись литовскими князьями без больших усилий.

Итак, как мы видели уже, в 1340 году князь Любарт Гедиминович занял галицко-волынский стол и считался галицким князем до 1349 года, до похода Казимира, а Волынью правил долго, до самой своей смерти, более сорока лет.

Ольгерд Гедиминович, великий князь литовский, вмешавшись в 1350-х годах в смоленские дела, захватил соседнее Брянское княжество в северной части старой Черниговской земли, а затем подчинил себе и южные княжества. В главных городах — в Чернигове, Новгород-Северске, Стародубе — были посажены князья из литовской династии, на меньших волос тях остались князья из прежней династии под властью литовских князей.

Около 1360 года Ольгерд взял под свою власть Киевскую землю, свергнув последнего князя киевского, по имени Федор, и посадив на его место сына своего Владимира. Земля пришла в упадок и сильно опустела под татарским владычеством, но составляла важное приобретение по своим размерам, так как Киеву принадлежало и все Заднепровье, составлявшее прежде Переяславское княжество.

Татары, считавшие Поднепровье своим улусом, подвластной землей, хотели, вероятно, заступиться за князя Федора киевского, как за своего присяжника, но орда тогда была совершенно разбита и бессильна. Ольгерд двинулся с войском на юг Киевской земли, разгромил татарское войско и взял под свою власть ие только Киевскую землю, но и Подолье, до тех пор находившееся под властью орды. Племянники Ольгерда, сыновья Кориата Гедиминовича, основались в подольских городах, начали строить крепости для защиты от татар и собирать население. Вот как рассказывает об этом летописная повесть, составленная во второй четверти XV в.

«Когда господарем Литовской земли был великий князь Ольгерд, он отправился с литовским войском «в поле» (степь) и разбил на Синей воде татар, трех братьев: князя Качибея, Кутлубугу и Дмитрия. А эти три брата, князья татарские — отчичи и дедичи Подольской земли, и от них заведывали атаманы, а баскаки (сборщики доходов), приезжая от тех атаманов, брали дань с Подольской земли. А был брат у Ольгерда, князь Кориат, владевший Новгородом Литовским, и было у него четыре сына: князь Юрий, князь Александр, князь Константин, князь Федор. И вот эти княжичи Кориатовичи, трое братьев: князь Юрий, князь Александр и князь Константин, с соизволения великого князя Ольгерда и с помощью Литовской земли пошли в Подольскую землю. А в Подольской земле не было тогда ни одного города (крепости) ни из дерева рубленного, ни из камня построенного. Тогда эти княжичи Кориатовичи, придя в Подольскую землю, вошли в дружбу с атаманами, начали защищать Подольскую землю от татар и не стали баскакам «выхода» (дани) давать. И прежде всего нашли себе твердыню на реке Смотриче и поставили здесь город Смотрич. А в другом месте жили монахи в горе, и на том месте основали они город Бакоту. А однажды на охоте им случилось загнать много оленей на тот остров, где теперь стоит город Каменецкий, и, вырубив лес, поставили они город Каменец. И так все города подольские построили и всю землю Подольскую засели».

Иногда все же давали дань татарам, чтобы отделаться от них, и еще некоторое время здешние земли считались подвластными татарам, поэтому, например, на монетах Владимира Ольгердовича, князя киевского, мы видим татарские знаки и надписи. Но в здешние дела татары уже не вмешивались, и правили всем но вые князья из литовской династии, под верховной властью великого князя литовского.

Предыдущая - Главная - Следующая