На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

41. Общий взгляд иа украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий

Таким образом, в половине XIV века прекратилась политическая самостоятельность украинских земель: Галицию захватили поляки, Волынь постепенно превратилась в литовскую провинцию; прочие княжества, существовавшие в Киевщине и Черниговщине, также перешли под власть литовских князей. Государственная жизнь прекратилась.

О том, каков был политический и общественный строй во времена украинской государственности, было упомянуто выше. Мы видели, что Украина состояла из больших и меньших княжеств, старших и младших, и они с умножением княжеского рода постепенно дробились и уменьшались. Киевский князь считался старшим среди князей, «вместо отца», и ему должны были повиноваться остальные князья. Некоторое время так и было — в особенности когда киевский стол занимал князь энергичный и сильный; но со второй половины XII века стремятся первенствовать суздальские князья и умышленно подрывают значение киевских, а с концом XII века старшими для всей Западной Украины делаются князья галицкие. Киев еще некоторое время оставался центром для поднепровских земель, но затем теряет и здесь свое значение.

В своем внутреннем управлении все князья считались вполне самостоятельными: один князь не должен был вмешиваться в правление другого. Князь правил, опираясь на свою дружину, которую содержал на свои средства, на те дани и доходы, какие шли в его пользу. Вначале эта дружина отличалась большой подвижностью: она, как и князья, передвигалась из одной земли в другую, вместе с князьями или независимо от них; позже она оседает, срастается с землей и сливается с земским боярством. Все управление, законодательство, политика, суд, обложение, сбор податей находились в руках князя и его дружины, управлявшей землею от его имени. Население иногда вмешивалось в сферу управления, если замечало здесь неустройства, и в некоторых землях такие «веча», на которых разбирались и обсуждались всякого рода дела, были явлением довольно обычным, и князья признавали за вечем право ставить им требования и даже сменять князей. Но когда князь чувствовал себя достаточно сильным, то не особенно обращал внимание на желания населения и старался подавлять деятельность веча. Впрочем, вече также выражало не столько настроения всего населения, сколько его высших слоев, в особенности городского боярства.

Простой народ вообще не имел влияния во внутренних отношениях; княжеское правление стояло под влиянием боярства, а крестьянство и низшие слои городского населения, вследствие тех неурядиц, какие переживала Украина, все больше подпадали в зависимость от боярского класса. Место свободного населения занимали все большие массы несвободных (холопов, челяди) и полусвободных — наймитов и закупов, отрабатывавших своим трудом долги и обязательства и очень часто попадавших в конце концов в вечную кабалу. Княжья управа более заботилась об интересах и удобствах боярства, капиталистов и богатых землевладельцев, чем о простом народе, и если вступалась за интересы последнего, то только ввиду грозивших восстаний или других резких проявлений народного неудовольствия. Не возвышала своего голоса в защиту народа сколько-нибудь резко и церковь, выросшая в общественных отношениях Византии; она предпочитала внушать повиновение и покорность слабым и зависимым, вместо того чтобы советовать сильным и могущественным не злоупотреблять своей силой.

Подавленные экономической зависимостью, не умея добиться голоса в политической жизни, чтобы изменить неблагоприятные общественные и политические условия, народные массы не дорожили своей государственной жизнью. Этим объясняются переходы общин под непосредственную власть татар, лишь бы только избавиться от князей и боярства, и их совершенно пассивное, без всякого протеста, подчинение власти литовских князей. Страдая от общественных и экономических неурядиц, они не ценили того национального значения, какое имела самостоятельная государственная жизнь. С национальной точки зрения имело большое значение то обстоятельство, что государственная самостоятельность защищала население от порабощения его другими народами и от эксплуатации его экономических и культурных сил для развития и упрочения культуры какой-либо другой государственной, господствующей народности. Пока существовал свой государственный строй, князья, боярство и церковь, стоя на той же народной основе, что и народные массы, силами и средствами государства приготовляли и развивали национальную культуру. Эта культура до некоторой степени и теперь служила интересам народных масс и еще более должна была послужить им с дальнейшим движением народной жизни и с собственным своим развитием. В эту эпоху, как мы уже знаем, культурная жизнь — просвещение, школа, литература, художественное творчество — подпала сильному церковному, византийскому влиянию, и это в значительной степени оторвало ее от народной жизни, отдалило от народа. Но из-под чуждой, церковной оболочки прорывались и теперь уже течения, сильно окрашенные местной окраской, и с дальнейшим развитием народной жизни местные течения должны были все больше и больше одерживать верх над чуждыми элементами культуры, — если бы эта народная жизнь не испытала таких потрясений и переворотов, какие принесло ей падение государственной жизни.

Предыдущая - Главная - Следующая