На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

38. Татарщина

В то время как при первых вестях о приходе татар закрывались города, а князья и бояре спасались куда глаза глядят, находились люди, селения и целые территории, рассчитывавшие воспользоваться к лучшему этим переломом, этой гибелью старой жизни. Они стремились, пользуясь паникой, какую наводили татары, вырваться из пут старого, княжеско-дружинного режима, изжитого, тяжелого, невыносимого, чтобы не знать княжеских чиновников с их притеснениями, боярства с его поземельными правами, крепостничества, неоплатных долгов и тяжкой работы, не страдать от бесконечных княжеских междоусобий, насилий и поборов княжеских войск...

Эти люди целыми общинами поддавались татарам еще, вероятно, во время первого похода Бату через Украину (зимою 1240—1241 годов). Они обещали платить татарам дань хлебом, подчиняться их непосредственной власти, жить в полном послушании, и за то не хотели знать князей, а управляться своими собственными властями, своими старцами или как бы они там ни назывались.

Татарам было выгодно это движение, эти стремления населения избавиться от князей: оно ослабляло княжескую власть и вообще силу сопротивления народа, обеспечивало татарам спокойное господство над этими краями, так как обособленные общины, лишенные дружин и князей, не были в состоянии оказать никакого серьезного сопротивления. Татары, по словам летописца, облагали их хлебной данью и в остальном оставляли их в покое — «оставили их татары, чтоб им пахали пшеницу и просо», говорит летописец-современник.

Не знаем в точности, как широко развилось это движение; летопись мельком упоминает об этих «людях татарских», как их называет она, в связи с походом на них Данила, стремившегося подавить это опасное для княжеского строя движение. Видим их на пограничье Волыни и Киевской земли, где тогда воевал с ними Данило: по Случе, Горыни, Тетереву, Бугу. Но, вероятно, это движение охватило также и восточную часть Киевской земли. Татары, сообразив, как сильно оно подрывает княжескую силу, власть и старый дружинный строй, сами старались по возможности расширить его район. Но сколько-нибудь подробных сведений из Поднепровья для этого времени мы не имеем.

Это движение общин против князей и бояр одновременно с татарским верховенством окончательно подорвало и без того уже расшатанный княжеско-дружинный строй Поднепровья. Вначале князья выпрашивали себе у Батыя во владение также и Киев. Ярослав суздальский, первый обратившийся к Батыю за подтверждением своих прав, выпросил себе также и Киев. Вообще князья спешили с этими утверждениями, чтобы кто-нибудь другой не выпросил себе волости у Батыя, а может быть, опасались и враждебного им движения общин — чтобы татары не пошли ему навстречу, не упразднили княжеского владения и не взяли города и волости в свою непосредственную власть. Из украинских князей Михаил черниговский отправился обеспечивать себе Чернигов, но погиб в орде: его убили татары за то, что он не хотел очиститься огнем и поклониться по татарскому обычаю изображением ханских предков. Но что касается Киева, князья скоро сообразили, что там в таких условиях делать им нечего, и долгое время мы не видим в Киеве вовсе никаких князей. Исчезают они и в Переяславе. Совершенно приходит в упадок и южная часть Черниговской земли, хотя еще встречаем князей, титуловавших себя черниговскими. Здешние князья передвигаются далее на север, подальше от татар, в старую землю вятичей. Здесь во второй половине XIII и в XIV веке они чрезвычайно размножаются, но вместе с тем теряют почти всякое политическое значение и постепенно превращаются просто в крупных помещиков. Из украинского же Поднепровья князья, бояре и высшее духовенство все более и более переходят в другие края. Простому народу жилось не многим хуже под татарской властью, чем под властью своих князей и бояр, в особенности вначале, пока ханская власть в орде была сильна и держала в повиновении татар, не позволяя им обижать «татарских людей». В отношении податей, хозяйства, вероятно, даже легче было под властью татар, чем под властью своих князей и бояр. Но боярам, высшему духовенству, богатым людям, привыкшим жить под особенным попечением и защитой князей и дружин, — под татарским владычеством, с падением княжеско-дружинного строя приходилось тяжело и беспокойно. И они переселялись туда, где держался далее княжеский строй, на север или в западные украинские земли. Уходили и уносили с собой книги, иконы, произведения искусства, памятники здешней культурной жизни. И хотя Поднепровье в конце концов не опустело и простое, рабочее население оставалось здесь, но иссякала культурная жизнь: она едва прозябала, находя себе приют в более значительных монастырях. Население же в своих интересах не поднималось над уровнем будничных интересов пропитания; не было кому заказывать книг, икон, украшений, ценных построек. Никого не интересовала здешняя жизнь, и поэтому так мало о ней сохранилось известий.

Предыдущая - Главная - Следующая