На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

33. Земли-княжества

Первою из украинских земель, и притом наиболее резко, выделилась земля Галицкая, под властью Ростиславичей, внуков Владимира Ярославича, предводившего последним походом на Цареград. Вероятно, Ростислав по смерти отца получил Галицкую волость, но затем его удалил оттуда дядя, и он умер в далекой Тмутаракани. Галиция и вместе с ней Волынь достались Ярополку, сыну Изяслава киевского.

Но сыновья Ростислава Рюрик, Володарь и Василько, выросши, стали добиваться отцовской волости и в конце концов так надоели Всеволоду, что он отобрал у Ярополка Изяславича их часть волости и отдал Ростиславичам (около 1085 года). После этого Ростиславичи прочно основались в отцовских землях, разделив их между собою: западную часть с Перемышлем взял Рюрик, среднюю (со столицей в Звенигороде) — Володарь, южную (столица в Теребовле) — Василько. Ярополк пробовал бороться с ними, но был убит: поговаривали, что кто-то из Ростиславичей подослал убийцу.

Будучи князьями энергичными, отважными и даровитыми, Ростиславичи сумели защитить эту окраину от всех жадных соседских рук — от поляков, и венгров, и от своих же родственников, волынских и киевских князей, желавших присоединить Галицию снова к Волыни и Киевской земле. Сын Володаря, Володимирко, энергичный и хитрый князь, еще более усилил эту землю, изгнав племянников и собрав ее целиком в своих руках. Галиция и без того была крупной и богатой областью, так как ее не затрагивали ни половецкие нападения, ни княжеские междоусобия, и поэтому много народа переходило сюда из других украинских земель. Теперь же, собранная в одних руках, она сделалась сильнейшей из украинских земель. Князья ее держались особняком, не позволяли другим князьям мешаться в их дела, и сами не мешались в дела других земель. Но зато большую силу в Галиции забрали бояре, давая себя чувствовать и населению, и самим князьям. Сын Володимирка, Ярослав, пользовался известностью и уважением среди всех украинских князей; ему посвятил певец «Слова о полку Игореве» хвалебные слова, представив, как он «сидит высоко на своем золотокованном престоле, подпер горы Венгерские своими железными полками, заступив путь королю, замкнул ворота Дунаю». Но у себя дома Ярослав должен был смиряться перед боярами, вмешивавшимися даже в его домашние и семейные дела.

Вслед за Галицкой землей отделилась Черниговская; уже при Мстиславе и затем при Святославе Ярославиче она отделилась было от Киева, как большое и сильное княжество, но Всеволод захватил ее в свои руки и не хотел уступить Святославичам. Однако последние в конце концов добились своей отчины и после Любецкого съезда устроились здесь прочно и основательно. Княжило главным образом потомство Олега Святославича-Гориславича. Это были способные, энергичные князья, и земля крепко ими держалась. Вредило им только их большое честолюбие: они не довольствовались своими черниговскими землями, а хотели господствовать и в Киеве, и Переяславе, позже и в Галиции; из-за этого происходили войны, от которых Черниговская земля страдала временами очень сильно. Тесно Олеговичам было в Черниговской земле: род их умножился, земля раздроблялась на все меньшие уделы и теряла свою силу и значение, хотя между собой, у себя дома, Олеговичи жили довольно согласно, передавая волости от старшего к младшему. Старший стол был черниговский, второй — новгород-северский; добыв Киев, черниговский князь обыкновенно переходил на киевский стол, а Чернигов передавал старшему после себя, княжившему в Новгороде, а Новгород доставался следующему за ним и т.д., хотя при этом тоже не обходилось без войн и ссор.

Затем, в средине XII века, в разгар борьбы за Киев, отделились еще две земли, служившие до сих пор волостями Киевского княжества, но горячо стремившиеся к политической самостоятельности — земля Переяславская и Турово-Пинская (Припятское Полесье). Маленькая, истощенная половецкими походами, Переяславская земля не могла добиться самостоятельности собственными силами, имея с одной стороны киевских князей, желавших распоряжаться ею, а с другой — черниговских, также стремившихся захватить ее, так как Переяславская область составляла только южную часть той же северской территории. Поэтому переяславцы предпочитали брать себе князей из суздальской династии (младшей линии Мономаховичей). Эти суздальские князья не могли присоединить Переяславской земли к своим волостям, и переяславцы под управлением князей из суздальской династии жили своей отдельной жизнью. Это имело свое крупное неудобство: в борьбе со степными народами и в других случаях Переяславская земля не могла рассчитывать на помощь соседних киевских или черниговских князей; но переяславцы готовы были примириться даже и с половецкими разорениями, как ни сильно они себя давали им чувствовать, лишь бы жить своей самостоятельной жизнью.

Легче было глухой, затерянной среди полесских лесов и болот Турово-Пинской земле: бедная, малоплодородная область эта была защищена от своих и чужих врагов своими природными условиями, и ей не так трудно было отстоять свою независимость. Наскучив тем, что киевские князья перебрасывают их из рук в руки, посылая то того, то другого князя, туровцы в 1150-х годах отыскали своего «отчича», потомка Святополка Изяславича, бывшего некогда туровским князем. «Отчич» этот прочно засел в Турове, и как ни старались киевские князья удалить его оттуда (два раза предпринимали они с этой целью большие походы), изгнать его не смогли: туровцы держались крепко и отстояли себя настолько основательно, что после этого другие князья оставили их в покое. Только Литва позже стала беспокоить их своими нападениями.

Около того же времени обособилась и Волынь. Эта обширная, богатая, сильная и довольно защищенная область держалась старших Мономаховичей. Но они хотели владеть и Киевом и, княжа на Волыни, старались захватить Киев, а переходя на киевский стол, передавали волынские земли кому-нибудь из младшей братии. Только со второй половины XII века, когда Киев начинает приходить в упадок, они все меньше льстятся на него, все больше держатся своей Волынской земли и защищают ее от соседских притязаний (в особенности от поляков — а позже начала свои нападения на Волынь также Литва). Земля разделилась на две главные части: Владимирское и Луцкое княжество, а затем еще на более мелкие (Белзское, Пересопницкое, Берестейское, Дорогичинское и пр.). Но в конце столетия владимирский князь Роман соединил Владимирское княжество с Галицией, а его потомки объединили всю Волынскую землю и тесно связали ее с Галицией в одно сильное государство.

Предыдущая - Главная - Следующая