На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

28. Владимировичи

Раздав земли своим сыновьям, Владимир хотел их теснее связать с Киевом, и это до некоторой степени удалось ему. Но как в свое время среди Святославовых сыновей, так теперь среди Владимировых не один замышлял осуществить то самое, что удалось сделать самому Владимиру: отобрать земли у братьев и объединить их еще крепче в своих собственных руках.

Уже при жизни отца некоторые сыновья Владимира не хотели ему повиноваться, восставали против него. Знаем это о Святополке, посаженном в Турове, в земле дреговичей, и о Ярославе, сидевшем и Новгороде. Они же по смерти отца немедленно затеяли войну: оба хотели сами занять место отца и сделаться повелителями всего Русского государства.

Святополк, находившийся во время смерти отца в Вышгороде, начал избивать своих братьев, подсылая к ним убийц. Так убили его люди Бориса, которого Владимир держал при себе, и в Киеве думали, что именно ему Владимир хотел передать после себя киевский стол. Захватив Киев, Святополк выслал своих людей в полки, ушедшие с Борисом на печенегов, и войско перешло на его сторону, покинув Бориса, а самого Бориса убили люди Святополка. Затем они убили и брата Бориса от одной матери — Глеба, и Святослава, князя древлянского; последний хотел спастись в Венгрию; но его догнали в Карпатах и убили — могилу его показывают и теперь под Гребеновым, на верховьях реки Опора.

По против Святополка восстал Ярослав, объявив себя мстителем за убитых братьев; он двинулся на Киев, на Святополка, с варяжскими полками, по примеру отца. Святополк искал помощи в Польше, у тестя, польского князя Болеслава Храброго, привел его в Киев, чтобы выгнать оттуда Ярослава; приводил и печенегов на помощь. Война продолжалась три с половиной года; Киев переходил из рук в руки и много терпел от этой борьбы: и горел и подвергался не раз разграблению. Наконец в решительном сражении под Переяславом, над той же Альтой, где был убит Борис, в последний раз разгромил Ярослав войско Святополка и его печенегов; Святополк бежал куда-то на запад, «межи Чяхы и Ляхы», и уже не возвращался на Русь, и Киев остался в руках Ярослава. Святополк, проиграв свое дело, был теперь объявлен окаянным братоубийцей (если бы остался победителем, то со временем, вероятно, забыли бы все злодеяния его, как забыли кровавые дела первых годов его отца). Борис и Глеб были признаны святыми мучениками, составлены были их жития. О победе Ярослава над Святополком благочестивые люди рассказывали, что они видели ангелов, помогающих Ярославу; о Святополке говорили, что его поразил страх, как Каина: он трясся и не находил себе нигде места.

Как видно, об этих событиях сложилось много песен и рассказов. На далеком севере, в Исландии, сохранилась скандинавская песня об этой войне Ярослава с братьями. В ней говорится о варяге Эймунде, отправившемся на Русь добывать себе счастья мечом, как тогда делало много его земляков; как он служил на Руси то Ярославу, то его братьям, кто больше даст, и помогал им в войнах. Некоторые следы песен сохранились и в наших летописях, например в рассказе о битве на Альте.

 

Пішли против себе і вкрили поле Летське множеством воїв.

Був пяток, сходило сонце, і в ту хвилю наспів Святополк.

І зступилися оба, і була січа зла, якої не було на Руси.

За руки взявшися, рубалися, долинками кров текла.

Три рази зіступалися і смерком іще билися...

 

Но этой битвой на Альте не закончилась еще борьба за господство над Русским государством. Против Ярослава выступил другой противник, другой сын Владимира, Мстислав, князь тмутараканский. Это был отважный, воинственный князь, рыцарь- воин, напоминающий своего деда Святослава. В летописи сохранился рассказ о нем, может быть, из какой-нибудь дружинной песни — может быть, самого Бояна, слагавшего песни об этом Мстиславе: «Был он крепок телом, а лицом красен, с великими очами; храбр на рати и милостив и любил дружину повелику, а имения не жалел, не запрещал никому есть и пить».

Летопись рассказывает о нем, может быть, по песням Бояна — как он, воюя с касогами, вступил в единоборство с князем касожским Редедею, великаном и силачом — ударил им о землю и зарезал его ножом перед полками касожскими.

Не мог стерпеть этот Мстислав, видя, как Ярослав собирает отцовские земли, и, воспользовавшись случаем, когда Ярослав выехал из Киева в свои новгородские волости, пришел под Киев со своими полками и вспомогательными отрядами хозар и ясов. Но Киев остался верен Ярославу, и Мстислав не стал его добывать, а завладел заднепровскими землями и основался в Чернигове. Услыхав об этом, Ярослав пришел с варяжскими полками и двинулся на Мстислава. Под Листвином, около Чернигова, произошло большое сражение, воспетое в старинной песне и по ней описанное в летописи.

С вечера Мстислав приготовил войско; посредине поставил северянские, черниговские полки, а дружину свою поставил в более безопасных местах, по краям. Наступила грозовая ночь: гром, молния, дождь; и сказал Мстислав дружине: пойдем на них, это нам на корысть. И была сеча злая и страшная. Когда блестела молния, светилось оружие, и люди рубили друг друга по блеску мечей при свете молнии. Вся сила варяжская обрушилась на северян, и утомились варяги, рубя их. Тогда Мстислав напал на них со своей дружиной и начал рубить варягов. Увидел Ярослав, что победили его, и убежал с Якуном (Гаконом), князем варяжским (которого привел с собою), и «отбежал (лишился) Якун своей луды золотой». Утром, на заре осмотрел Мстислав поле и, увидя убитых северян и варягов, сказал: кто бы такому не рад — тут лежит северянин а там варяг, а дружина моя цела!

Рассказывалось это, вероятно, в похвалу Мстиславу за такую его любовь к дружине — и здесь хорошо обрисовываются тогдашние князья-дружинники, не щадившие своих верных подданных и только дружину оберегавшие как зеницу ока.

После этой битвы Мстислав предложил Ярославу поделиться отцовскими землями: Киев и земли на запад от Днепра пусть возьмет себе Ярослав, а Мстиславу — заднепровские. Ярослав согласился, и так они разделились и жили затем в мире и вместе в походы ходили. Мстиславова столица была в Чернигове, где он начал строить собор св. Спаса — древнейшую из уцелевших на Украине церквей. Но он умер, не окончив ее, а еще ранее умер его единственный сын. Таким образом, почти все отцовские земли собрались в руках Ярослава. Только в Полоцке осталось потомство Изяслава и княжило в северо-западных частях Владимировых земель. Всеми прочими землями завладел Ярослав и передал затем их своему потомству.

Предыдущая - Главная - Следующая