На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

27. Борьба с ордою

Времена Владимира Великого, или Святого, каким его признала церковь за крещение Руси, сохранились в народной памяти как ясная, радостная эпоха в народной жизни. Но в действительности они были жестоко омрачены — несмотря на все счастливые войны и походы Владимира, на его авторитетное положение среди владетелей, блестящее родство с византийским двором, основание новой церкви и распространение византийской культуры. Жестокий враг теснил Украину, и, несмотря на все свои силы и энергию, Владимир ничего не мог с ним поделать, не защитил своих земель от его разрушительной силы.

Это была печенежская орда. После короткого затишья, начиная с IX века, в черноморских степях снова двигаются хищные орды кочевников. В IX веке двинулась дикая и воинственная орда угров (венгров) и довольно долго оставалась в черноморских степях, нападая на украинские поселения, захватывая в плен людей и продавая их затем греческим купцам. Затем в 860— 880-х годах прорвалась из-за Волги, через владения хозар, не бывших уже в состоянии сдержать ее, орда печенежская; это было еще более хищное и воинственное племя, чем венгры: печенеги вытеснили венгров из черноморских степей, принудив перейти на равнины среднего Дуная, теперешней Венгрии, и, заняв затем степи от Дона до Дуная, дали себя почувствовать соседним поселениям еще сильнее своих предшественников. В киевских летописях не сохранилось подробных известий об этих печенежских опустошениях, но можно заметить, что уже в начале X века, во времена Олега и Игоря, население уходило из черноморского степного приволья на запад и на север, ища защиты и более покойной жизни. Трудно сказать, мало ли обращали внимания на этот печенежский натиск киевские князья (так как он обрушивался первоначально на земли более отдаленные и не стоявшие в тесной зависимости от Киева), или не в состоянии были обуздать кочевников, — во всяком случае результат был тот, что печенеги, разогнав черноморскую Русь, со времен Святослава начинают давать себя чувствовать и далее на севере, в окрестностях самого Киева. Во время первого болгарского похода Святослава, как жаловались киевские бояре, печенеги едва не забрали их в полон в самом Киеве. Днепровский путь они так преградили, что не только торговым караванам стало чрезвычайно трудно пробивать себе дорогу, но и с значительными военными силами не всегда можно было пройти через степи, как это показывает история Святослава.

Святослав, занявшись чужими краями, не позаботился обуздать печенегов, но и при Владимире было не лучше. «Рать была с ними беспрестанно», — вспоминает летописец и рассказывает различные народные предания, сохранившиеся от времен этой печенежской беды. Один раз печенеги приступили было к Киеву, и Владимир встретил их на Трубеже, где теперь Переяслав, но вместо битвы устроил поединок: печенеги выпустили своего борца, а с нашей стороны выступил молодой кожемяка и поборол печенега, Владимир назвал место, где произошла борьба, Переяславом, так как русский борец «переял славу» у печенегов. В другой раз печенеги обступили Белгород (около Киева), и только обманом отделались от них белгородцы: показали печенегам, что они у себя в Белгороде из земли кисель берут и поэтому не боятся голода: могут печенеги и десять лет их осаждать, ничего из этого не будет: люди берут пищу из земли и голодны не будут. Однажды сам Владимир, выступив с малой дружиной против печенегов в месте, где теперь Васильков, очутился в крайней опасности: он был разбит и, убегая, укрылся от них под мостом; потом поставил он церковь в Василькове за то, что Бог спас его от печенегов и они не схватили его.

Из этих рассказов ясно видно, как тогда уже и в ближайшей окрестности Киева не стало житья от этого страшного врага. Люди расползались отсюда в более безопасные места, в леса. Для защиты своей столицы Владимир насыпал высокие валы около Киева (такие валы остались и до сих пор над Стугной и около Переяслава). Современный чешский миссионер, проезжавший через Киев по пути к печенегам, рассказывает об этих валах, насыпанных Владимиром: для проезда в них были устроены ворота, охранявшиеся заставами. Построены были сильные укрепления над Стугной, Сеймом, Трубежем, Сулой, и переведены жители из северных стран для охраны этих крепостей. Не хватало уже населения и здесь, пустело украинское Поднепровье, и это предвещало очень мало хорошего Русскому государству, опиравшемуся именно на это Поднепровье.

И умер Владимир среди этой печенежской грозы: он лежал больной, когда дали знать, что печенеги двигаются из-за Сулы; послал против них войско с сыном Борисом и умер, не дождавшись вести от него.

Предыдущая - Главная - Следующая