На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

20. Походы русских дружин

В IX веке начинают уже довольно часто появляться известия о походах русских дружин на соседние земли. Так, в начале этого столетия «губительным именем своим и делами народ Русь» (так называет его житие св. Георгия Амастридского) опустошал южное побережье Черного моря, берега Малой Азии от Константинополя до Синопа; случайно узнаем об этом благодаря тому, что эта русская дружина, между прочим, напала на город Амастру, и в житии св. Георгия Амастридского записано чудо, совершившееся якобы над этими насильниками. В житии другого святого, Стефана Сурожского, рассказывается о том, как «русская рать» со своим князем Бравлином опустошала в это же время южное побережье Крыма.

Таких нападений на византийские города на Черном море было, вероятно, в те времена много и, чтобы обезопасить себя от них, византийское правительство в 830-х годах вошло в сношение с русскими князьями. Случайно узнаем об этом по такому случаю, что в 839 году император византийский со своими послами отправил к немецкому императору послов русских, чтобы немецкий император переправил их восвояси, так как из Византии им преградили дорогу какие-то враги (вероятно, венгерская орда). Однако походы Руси на Византийские земли скоро возобновились. Наиболее выдающийся поход состоялся в 860 году. Русь с большим войском напала на самый Константинополь. Было их 200 больших лодок, на них могло быть около десяти тысяч войска. Византийский император как раз отправился со своим войском на войну в Малую Азию, и столица его осталась без защиты. Русь высадилась на берег и опустошала ее окрестности; население укрылось за стены города и с минуты на минуту ожидало приступа, в сильнейшем страхе спрашивая друг друга, не перелезли ли уже враги через стену, не овладели ли городом. Тогда патриарх, чтобы рассеять этот страх, велел обнести по стенам ризу Богородицы, хранившуюся в одной из церквей; духовенство с различными святынями в сопровождении всего города обошло стены и служили молебны, и считалось особенным чудом Божиим, что после этого русское войско оставило город и уплыло обратно. Позже явились рассказы, как страшная буря, поднявшись на море, когда в нем омочили ризу Богородицы, разметала лодки Руси и принудила ее к отступлению; но это позднейшие украшения: современники ничего не говорят об этом, Русь в действительности оставила Цареград, вероятно, потому, что до нее дошли известия о возвращении императора с войском.

Это смелое нападение на самую столицу принудило византийское правительство снова заняться Русью. Были высланы послы к русским князьям с богатыми дарами, драгоценными греческими материями и одеждами, шелковыми, тканными золотом и серебром. Они заключили мирный трактат с князьями, а епископ, высланный с посольством, уговорил многих креститься. Греки рассказывают, что и здесь не обошлось без чуда. Русь, слушая проповедь епископа, заявила желание, чтобы он и пред ними совершил какое-нибудь чудо из тех, о которых так много им рассказывает: предложили ему положить в огонь евангелие, которое он держал в руках, и если оно останется невредимым, как те отроки в пещи огненной, о которых он повествовал, — тогда они крестятся. Епископ положил евангелие в огонь, и оно действительно осталось целым, и тогда много Руси крестилось. Но такие чуда с евангелием рассказываются при разных случаях.

Кроме походов на греческие города, Русь ходила и на Каспийское побережье. Один позднейший арабский писатель, описывавший историю Табаристана, т. е. южного побережья Каспийского моря, случайно вспоминает о походе Руси на эти края около 870 года. Затем такой поход имел место в 910 году; известны такие походы и позже.

Какая это была Русь, откуда происходила и как назывались ее предводители или князья, греческие и арабские писатели не упоминают. Арабский источник IX века, повествующий о жизни Руси, и немецкий летописец, упоминающий о послах русских у императора (839), называют русского князя «каганом»; так действительно и позже иногда титуловали киевских и других украинских князей (Владимира и др.); это был титул хозарского государя, и от хозар он мог перейти и к украинским князьям. Киевский летописец, встретив в греческих источниках известие о походе Руси на Цареград в 860 году, приписал его упомянутым киевским вождям Аскольду и Диру: по его соображениям это должны были быть киевские князья. И действительно так должно было быть — эти далекие «русские» походы, выходили ли они все из Киева или нет, во всяком случае показывают, что уже в те времена в Киеве выросла большая военная сила, носившая имя Руси; она покорила себе соседние земли, искала добычи в далеких походах, и от нее исходили эти далекие походы на юг. Патриарх Фотий в своих проповедях, произнесенных в Константинополе в дни осады 860 года, так и выражается, что Русь осмелилась напасть на Цареград после того, как покорила соседние земли и возгордилась от этого. В договоре князя Игоря с греками 944 года, кроме киевского князя, посылают к императору послов еще около двадцати «светлых и великих князей и бояр», как называет их трактат, и столько же приблизительно прислали они своих послов несколько лет позже, с княгиней Ольгой. Такое большое число князей и наместников, бывших «под рукою киевского князя» (как говорится в Олеговом трактате), само уже указывает на большие размеры государства, на громадные земли, подвластные киевскому князю. Нам известно, что в 940-х годах Игорь княжил в Киеве, а сын его, малолетний Святослав, был посажен в Новгород, на северном конце Балтийско-Днепровского пути. А походы Руси на черноморские города, ее действия в Крыму и русское княжество в Тмутаракани, на Керченском проливе, — показывают, что и южный конец великого Днепровского пути Русь держала в своих руках, пока тюркские орды не разогнали вконец черноморское население. Сухопутные и речные пути на восток через земли северян и вятичей стояли также в сфере влияния киевских князей уже в IX веке. С началом X века в главных городах Северской земли правят уже подручные киевского князя, и Русь забирает в свои руки понемногу и самое Подонье, чтобы открыть себе путь на Каспийское побережье. Восточнославянские племена в начале X века уже все и украинские и северные — находятся под властью киевского князя, в большем или меньшем подчинении; также и никоторые соседние финские земли на Поволжье, да, вероятно, и литовские на западе. Вся территория, позже принадлежавшая к Киевскому государству, уже в начале X века, во времена князя Олега, более или менее находилась под властью или под влиянием киевских князей; только власть их над этими землями не была еще так сильна, не проникала глубже во внутреннюю жизнь этих племен, как это было позже.

Предыдущая - Главная - Следующая