На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

19. Русь

В известиях иностранцев, сохранившихся от IX и X веков, наши князья и их войска называются постоянно Русью, русскими. В местных же источниках Русью называлась Киевская земля. Догадка старого киевского летописца, что имя Русь было принесено из Швеции варяжской дружиной, не оправдывается: в Швеции такого народа не знали, и шведов никогда у нас не называли этим именем. Откуда взялось это имя в Киевской земле, мы не знаем и не будем угадывать. Но нам важно, что это имя так тесно связано с Киевом, и из этого мы заключаем, что известия о Руси и русской дружине, которые мы имеем в иностранных источниках IX и X веков, относятся к Киевскому государству: к тем князьям и дружинам, столицей которых был Киев.

Арабский писатель IX века так описывает эти русские дружины: Русь не имеет ни земель, ни сел, ни пашен, она промышляет только продажей соболиных и других мехов. Она нападает на земли славян и захватывает людей в неволю, а затем продает их в Итиле или в Болгаре. Когда у русина родится сын, отец ребенка кладет перед ним голый меч и говорит: «Я не оставлю тебе никакого добра, будешь иметь только то, что добудешь своим мечом».

Соседи знали эту Русь — киевскую дружину, как воинов и купцов: она нападала на соседние земли, забирая добычу и людей, и торговала этим товаром. Выше мы видели, как неразрывно связаны были в то время война и торговля; купец неизбежно должен был быть воином, воин был вместе с тем и купцом — отправлял свою добычу на соседний рынок, чтобы обменять на деньги, оружие и всякие убранства, которые так ценили люди того времени. Киев, столица русского купечества, одновременно был столицей этой воинственной Руси. Константин Порфирородный сто лет спустя после упомянутого арабского писателя так описывает ее образ жизни: «Когда наступает месяц ноябрь, князья русские со всей Русью выходят из Киева и идут на «полюдье» (сбор дани) в волости славян, древлян, дреговичей, кривичей, северян и других славян, подвластных Руси. Там они живут целую зиму, а в апреле месяце, когда растает лед на реке Днепре, возвращаются в Киев. Тут они снаряжают свои лодки и отправляются в Византию вышеописанным порядком» (см. гл. 15).

Эти киевские дружины в IX — X веках составлялись из местных людей и из захожих варягов. В первой половине X века среди высшего киевского боярства — наместников киевского князя и начальников дружины — видим такое множество варягов, что за ними совершенно на второй план отошли местные люди. До нас дошли имена послов киевского князя и его наместников в трактатах с Византией 907, 911 и 944 годов и среди них гораздо больше скандинавских имен, чем славянских. И среди дружинного войска было много варягов. Это было время междоусобий в скандинавских землях: в Швеции и Норвегии, и немало «конунгов» (то же слово, что и наш князь), разных родовитых и знатных людей, а с ними — много и рядовых воинов отправлялись в далекие края, отыскивая себе новое отечество, завоевывая новые земли, или поступали на службу к различным тогдашним владетелям. До первой половины XI века (до смерти Ярослава) беспрестанно встречаем на службе у наших князей варяжские дружины. Для них это был очень подходящий народ: хорошие воины, смелые, предприимчивые, а вместе с тем не связанные ничем со страной, с населением — посылай их хоть на чужих врагов, хоть на своих людей. И так как этих скандинавских воинов среди киевской «русской» дружины было очень много, то часто и самую Русь называли скандинавским, или иначе «норманским» народом (норманнами, или северными людьми, называли тогда скандинавских воинов в западных краях, куда они также часто отправлялись за добычей, — подобно тому, как у нас их звали варягами). А киевский летописец, как мы видели, пришел к заключению, что и самое имя русское пришло, вероятно, с варягами из Швеции.

Предыдущая - Главная - Следующая