На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

  1. Киевские предания
  2. Рассказ киевского летописца
  3. Русь
  4. Походы русских дружин
  5. Древнейшие князья и князь Олег
  6. Игорь и Ольга
  7. Святослав и его сыновья
  8. Владимир
  9. Христианство
  10. Новая культура
  11. Борьба с ордою
  12. Владимировичи
  13. Ярослав
  14. Ярославичи
  15. Половецкая беда
  16. Обособление земель и их строй
  17. Земли-княжества
  18. Борьба за Киев и его упадок
  19. Государство Галицко-Волынское. Князь Роман
  20. Романовичи
  21. Татарский погром
  22. Татарщина
  23. Король Данило
  24. Галицко-Волынское государство при Даниловичах
  25. Общий взгляд на украинскую жизнь в периоды киевский и галицкий
  26. Культурная жизнь Украины этой эпохи и ее значение

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ЭПОХА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

18. Рассказ киевского летописца

В киевской летописи, как мы теперь ее имеем, начало Руси и киевских князей рассказывается так. Род Кия княжил над полянами, но затем вымер. Киев остался без князей, и его захватили два брата, варяжские предводители Аскольд и Дир, пришедшие из Новгорода, из северных стран. В Новгороде тогда господствовали варяги, они брали дань с северных славянских и финских племен: новгородских славян, кривичей, мери; эти племена взбунтовались было и прогнали варягов, но от этого не стало у них больше порядка, в конце концов они решили взять себе князя от варягов: сами добровольно призвали к себе варягов из-за моря, чтобы те княжили над ними. Три брата-варяга, Рюрик, Синеус и Трувор, приняли это приглашение, пришли со своей дружиной и стали княжить в городах новгородских и некоторых соседних, а в других посадили своих людей. Среди последних были упомянутые Аскольд и Дир; они отправились вниз по Днепру и, застав Киев лишенным князей, водворились здесь. Но недолго господствовали они, так как сын Рюрика Игорь со своим воеводой Олегом начал покорять под свою власть города по Днепру и в конце концов подошел к Киеву. Узнав, что здесь княжат Аскольд и Дир, Игорь с Олегом скрыли свое войско в засаде у днепровской пристани и послали сказать Аскольду и Диру, что с ними желают повидаться прибывшие варяжские купцы. Когда Аскольд и Дир, поверив этому, приехали к ним, Игоревы воины выступили из засады, а Игорь заявил Аскольду и Диру: «Вы не князья и не княжеского рода, я князь и мне надлежит княжить». Воины его бросились на Аскольда и Дира и убили их. Аскольда похоронили там же над Днепром, на урочище Угорском, и на его дворе поставлена была церковь св. Николая, а Дира отнесли на Старый город и похоронили там. Княжить в Киеве стал Игорь. От этих-то варяжских князей и их дружины пошло русское имя сперва в Новгород, а затем и в Киев.

Так рассказывает один из летописцев, переделавший более раннюю киевскую летопись, и этот рассказ перешел в историю.

Особенно полагаться на его рассказ нельзя. Летописец рассказывал наугад, многого не зная: не знал даже, что Олег был киевский князь, а не Игорев воевода. Ввиду этого трудно верить ему на слово, когда он рассказывает, что Аскольд и Дир были варяжские предводители, или что Игорь был сыном какого-то новгородского князя из варяжского рода, призванного новгородцами. Трудно верить его уверениям, что имя русское было принесено в Киев варяжскими дружинами из Новгорода: странно, почему не утвердилось это имя за Новгородом, а только за Киевом, именно за киевской окрестностью, полянской землей. Нелегко поверить также и тому, что киевские князья пришли из Новгорода, два раза попарно, одни за другими: сначала пришли Аскольд и Дир, а спустя несколько лет Игорь с Олегом и заняли место Аскольда и Дира.

Не принимая на веру всего того, что рассказывает киевский летописец, как верили раньше, мы кое-чего не можем узнать и из других источников, и эти вопросы остаются неясными для нас. Но лучше признать, что не знаем чего-нибудь достоверно, как оно было, чем повторять, как правду, чужие домыслы. Тем более, что начало государства у других народов обыкновенно остается неизвестным в своих подробностях. Лишь позже, когда государственная жизнь разовьется, появятся письменность, исторические записи, летописи, тогда последние о своих временах и недавнем прошлом начинают рассказывать подробно и верно. Так и у нас из наших летописей довольно хорошо известны события позднейшие, времен Владимира, отчасти его отца, а о предыдущих известно лишь кое-что, по чужим источникам или по позднейшим преданиям.

Предыдущая - Главная - Следующая