На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

  1. История и доисторическая жизнь
  2. Прошлое Украины
  3. Первые следы человека
  4. Новейшая каменная культура
  5. Медь, бронза и железо
  6. Греческие колонии
  7. Степные народы
  8. Нравы степняков
  9. Славянские поселения
  10. Украинское расселение. Анты
  11. Украинские племена
  12. Быт украинских племен
  13. Характер, нравы и религия
  14. Семья, род и община
  15. Торговля
  16. Князья и дружина

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ДО ОСНОВАНИЯ КИЕВСКОГО ГОСУДАРСТВА

13. Характер, нравы и религия

Иностранцы хвалят украинское население того времени за искренность и приветливость. В особенности интересна характеристика антов и словен, т. е. украинцев и их соседей VI века, времени расселения. Византийский писатель Прокопий говорит, что они ласковы к иностранцам, гостеприимно принимают их и провожают дальше, чтобы не приключилось с ними какого-либо несчастья. Женщины их чрезвычайно верны своим мужьям и часто убивают себя, когда муж умирает. Очень любят свободу и никому не хотят служить или быть под чьей-нибудь властью. Но не уживчивы, не любят подчиняться мнению большинства, каждый тянет врозь, и поэтому бывают между ними ссоры и кровавые драки. То же говорят и позднейшие писатели об украинских племенах и других славянах того времени. Говорят о них, что это люди отважные и воинственные, и никто не мог бы им противиться, если бы они поступали дружно.

Любили повеселиться и потешиться, попеть и попировать. Без песни, танцев, игры не обходилась никакая оказия. Летописец с неудовольствием рассказывает об игрищах того времени, устраивавшихся между селами, а на них "плясания и всякие бесовские песни" - все это было связано со старым язычеством и потому претило ему. "С плясаньем, гуденьем (музыкой) и плесканьем" праздновались свадьбы. О киевских войсках византийский историк рассказывает, что там целые ночи проводили в музыке, танцах и пьянстве. "Руси есть веселие пити, не может без того быти", - говорит князь Владимир; в рассказе о его крещении киевский летописец вложил в его уста ходячую киевскую поговорку. И всякого рода языческие праздники, а затем и христианские, рождение и похороны - все обычно справлялось с обильной выпивкой.

Этот веселый и ясный характер отразился и в обычаях и законах. В древнем нашем праве не было смертной казни для преступников, не калечили их, отрубая руки, отрезывая уши, носы, как это делали по законам византийским. Позже духовенство, заимствовав вместе с церковными книгами также и книги византийских законов, пробовало по примеру Греции и у нас завести такие смертные казни и увечья, но население не мирилось с этим. Наказывали денежными пенями, сажали в тюрьму, в худшем случае отдавали в кабалу, чтобы виновный отработал причиненные потери и убытки, но кровь проливать, посягать на жизнь человеческую не любили. Другое дело война; там уже как придется - это считалось судом Божьим. Но калечить человека и лишать его жизни - это было не в нравах того времени.

Ясным взором смотрели и на окружающую природу; не знали темных суровых богов, завидующих счастью человека. Выше всего славили и почитали свет и солнечную теплоту, проявляющую себя в солнце, в тепле, в обильной растительности, во всей жизни природы. Прокопий рассказывает об антах и словенах своего времени, что они почитают единого бога, т. е. бога неба, посылающего свет и молнию. Кажется, его называли Сварогом. В позднейшие времена различные проявления этого светлого бога называли разными именами. Именем Хорса и Даждь-бога, т. о. подателя всякого добра, называли солнце. Именем Перуна - грозную громовую силу, гремящую и бушующую во время бури и грозы. Огонь называли Сварожичем, сыном великого Сварога, небесного света и огня солнечного или молниеносного. К старшим богам принадлежали также Велес или Волос, "скотий бог", покровитель скота. Все они назывались богами, - слово это означает добро, благо (отсюда такие слова как богатый и убогий - лишенный добра), а затем - подателя всего доброго. Эти боги и по введении христианства остались в верованиях населения, только прикрылись именами христианских святых: так, различные воззрения с Перуна перешли на Илию, с Велеса на св. Власия и т. п.

Кроме таких главных богов старый украинец видел вокруг себя множество всяких живых существ; вероятно, их звали бесами, и это имя тогда не обозначало непременно что-то злое: только потом христианское духовенство сделало из этих бесов злых адских духов. Предки наши думали, что эти существа живут в болотах, лесах, полях, источниках, и почитали их, приносили им жертвы, чтобы они им не причиняли вреда. Об этом упомиНАЮТ духовные писатели первых времен христианства на Руси: они укоряют людей в том, что они приносят жертвы бесам, болотам и колодезям, молятся в лесах и около воды. Многое из этого сохранилось и до нашего времени: предания о водяных, русалках, леших; и теперь в некоторых местностях ставят разную пищу на колодцах. Но теперь верования об этих старых бесах смешались с верованиями в души умерших, "дидькив" (т. е. души дедов), живущих в жилищах и дворах; утопленницы ("мавки") смешались с древними русалками и т. п.

Отдельных храмов, особенных жрецов для служения этим богам не было. Каждый сам приносил жертву или молитву богам за себя и свою семью. Арабский писатель IX века передает нам молитву наших предков во время жатвы: берут, говорит, просо в ковше, поднимают к небу и молятся: "Господи, ты давал нам доселе пищу, дай нам ее и теперь вдоволь". Молились где-нибудь в укромном месте, над водой, где человек живее всего чувствует дыхание таинственной силы, оживляющей природу. Идолы богов встречались редко, вероятно только в больших городах.

Относительно человеческой жизни верили, что она не оканчивается со смертью; умершие продолжают жить и могут появляться среди людей; поэтому хорошими, щедрыми похоронами нужно обеспечить себе расположение покойника, чтобы он не надоедал и не вредил после смерти. Погребая покойника, вместе с ним клали разные домашние вещи, убивали домашний скот, а в более древние времена часто случалось, что и жена-вдова убивала себя на могиле. Арабский путешественник описал, как он был свидетелем похорон приезжего купца из Руси в 922 году: его одели в самую лучшую одежду, посадили в его ладье, устроив над ним шатер, положили около него его оружие, разную пищу и питье. Спросили его невольниц (вероятно, привезенных на продажу), не хочет ли кто-нибудь из них умереть с ним вместе, чтобы жить с ним и с душами родителей в прекрасном зеленом саду (т. е. раю). Одна согласилась, и ее убили в день похорон и положили с мертвецом. Потом бросили туда же, в ладью, еще двух лошадей, двух коров, собаку, петуха и курицу, разрубив их на части, и затем сожгли все это, а на месте сожжения насыпали курган.

Этот рассказ соответствует тому, что в действительности находится в украинских курганах IX-X веков. Погребальные обычаи не были одинаковы. В одних местностях хоронили покойников, погребая в земле, в других сжигали и засыпали землей, или сжигали в другом месте, а затем пепел и остатки собирали в посудину и насыпали над ней курган. Вместе с покойником засыпали или сжигали разное имущество его. На могиле справляли поминки, так называемую тризну - пили, забавлялись, иногда устраивали разные игры, при чем досыпали курган. Покойникам ставили пищу на могиле или за ежедневным обедом отделяли им пищу (как это и до сих пор еще в обычае на Полесье). Жизнь человека за гробом представлялась в виде полного продолжения его земной жизни.

Предыдущая - Главная - Следующая