На гланую

 

Часть первая.
До основания Киевского государства

  1. История и доисторическая жизнь
  2. Прошлое Украины
  3. Первые следы человека
  4. Новейшая каменная культура
  5. Медь, бронза и железо
  6. Греческие колонии
  7. Степные народы
  8. Нравы степняков
  9. Славянские поселения
  10. Украинское расселение. Анты
  11. Украинские племена
  12. Быт украинских племен
  13. Характер, нравы и религия
  14. Семья, род и община
  15. Торговля
  16. Князья и дружина

Часть вторая
Эпоха государственной жизни

Часть третья
Литовско-польская эпоха

Часть четвертая
Козацкая эпоха

Часть пятая
Упадок козачества в украинской жизни

Часть шестая
Украинское возрождение

 

 

Михаил Грушевский. Иллюстрированная история Украины

ДО ОСНОВАНИЯ КИЕВСКОГО ГОСУДАРСТВА

8. Нравы степняков

Эти степные племена назывались различными именами, но часто были одного происхождения и имели много общего. Главные орды, господствовавшие в степях, обыкновенно были дики и воинственны - благодаря этому они покоряли себе прочее население; подвластные племена были более мирны, потому и покорялись этим диким насильникам. О воинственных нравах скифской орды, господствовавшей в черноморских степях в V веке до P. X., много рассказывает Геродот, наслушавшись о ней от черноморских греков.

Скиф, убив первого врага на войне, пил из него кровь; головы всех убитых врагов приносились царю, и кто принес голову, тот участвовал в добыче, а кто не принес, не получал ничего. Тому, кто больше всех убил врагов, оказывались всякие почести и на всенародных пирах подавались двойные порции вина. С головы убитого врага срывали кожу с волосами (скальпировали) и, выделав эту шкурку, привешивали потом ее к узде коня или делали себе из нее что-нибудь, чтобы похвастаться своим подвигом. В каждом округе было святилище бога войны, здесь стоял старый железный меч как символ бога; в честь его скифы ежегодно устраивали празднество: убивали в жертву скот, а из взятых на войне пленников также приносили в жертву одного из каждой сотни: зарезав над подставленной чашей и собрав в чашу кровь, выливали ее на меч.

Так дики и бесчеловечны скифы были не только по отношению к чужим, но и между собою. Когда случалось поссориться двум скифам, в особенности родственникам, они отправлялись к царю и перед ним вступали в единоборство: осиливший противника убивал его и из головы убитого приготовлял себе чашу на память, оковав золотом или серебром, и при всяком удобном случае хвастался перед гостями такими чашами, рассказывая, как он убил всех этих родственников. Если случалось заболеть царю скифов, то созывали знахарей и приказывали им открыть виновника болезни. Если они указывали на кого-нибудь, его сейчас схватывали и спрашивали, не поклялся ли он ложно богом царского очага (домовым, охранявшим царское жилище). Если тот не признавался, то призывали еще других знахарей, и если те показывали на того же самого, то его убивали; в случае оправдания обвиненного убивали знахарей, показавших на него: клали на воз хворосту, запрягали волов, на воз сажали связанных знахарей, зажигали хворост и пускали волов на произвол судьбы.

Множество своих соплеменников скифы избивали на царских похоронах. Тело умершего царя очищали от внутренностей и набивали разными пахучими травами, чтобы оно не гнило, а затем обвозили по всем подвластным краям; куда его привозили, там подданные в знак своей печали должны были обрезать себе волосы, разрезать ухо, порезать или поцарапать руки, лоб, нос и проткнуть стрелы сквозь левую руку. После таких церемоний хоронили царя над Днепром, около порогов. При этом убивали одну из его жен, по одному из каждой категории его слуг и дворовых и хоронили вместе с царем в могиле; погребали с ним также убитых коней его и разную золотую и серебряную посуду. Затем на поминках, происходивших по истечении года, убивали еще 50 самых лучших слуг и 50 лошадей, вынимали внутренности и, набив мякиной, расставляли вокруг царской могилы убитых слуг на лошадях, как стражей могилы. Все это не выдумки, так как действительно у Днепра оказались богатые могильники, где похоронены цари в обстановке довольно близкой к тому, что рассказывает Геродот.

Но наряду с такими дикими и бесчеловечными нравами степняков были у них, конечно, и симпатичные обычаи. Так, славилось скифское братство, верность скифских друзей. В те воинственные и дикие времена чрезвычайно важно было иметь верного друга. Встретив человека надежного и отважного, скиф исполнял с ним обряд побратимства: в чашу с вином примешивали они немного крови из надрезов руки, окунали в чашу свое оружие и затем пили из этой чаши, взявшись за руки; после этого они считались уже ближе родных братьев.

Греческий писатель Лукиан, собиравший легенды о таких скифских побратимах, рассказывает, как один бедный скиф сватал дочь босфорского царя, и когда все женихи расхваливали свои богатства, он заявил, что не имеет стад и кибиток, но зато имеет двух верных побратимов; те посмеялись над ним и отдали царевну за другого жениха, имевшего золотые чаши, много повозок и большие стада - "скот и ненужные чаши и тяжелые возы поставили они выше добрых людей". Но последние доказали, что хороший побратим дороже богатства, ибо похитили для своего побратима царевну, в руке которой ему было отказано, а ее жениха и отца убили. Рассказывает еще Лукиан об одном скифском побратиме, как тот дал вынуть у себя глаз, чтобы освободить из плена своего друга, и о другом, который очутился вместе со своей семьей и с раненым побратимом в горящем доме: когда последний загорелся, скиф бросился спасать своего товарища, а жену и детей оставил на произвол судьбы. Жена едва спаслась, а один ребенок сгорел, но скиф не опечалился этим, говоря, что детей он еще может иметь, да и неизвестно еще, что из них выйдет, а такого другого побратима, как этот товарищ, выказывавший столько раз свою любовь к нему, неизвестно, нашел ли бы он.

Предыдущая - Главная - Следующая